Вспомним старых жителей Терийок

Обсуждение истории и краеведческих вопросов и материалов о Зеленогорске/Териоках и окружающей местности

Модераторы: автодоктор, Vladimir S. Kotlyar

leo
Сообщения: 680
Зарегистрирован: Пт мар 13, 2009 10:18 am

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение leo » Пт фев 12, 2010 11:10 am

mbravo писал(а):
abravo писал(а):
leo писал(а):ТАЩИТЬ и НЕ ПУЩАТЬ


Лев Николаевич, спасибо!

На сайте - http://terijoki.spb.ru/history/templ.ph ... ng=ru#lz19 .

Кстати, если я правильно понимаю, двухэтажный деревянный дом на Кузнечной все еще цел. Хотя уже при мне горел. Я жил напротив, двухэтажный кирпичный дом, тоже по Кузнечной, дом 10. Окна наши были как раз в палисадник и на эту "деревяшку".
Буду проходить мимо - щелкну для опознания.


да-да, со стороны этого дома деревянного ещё в своё время повадились нетрезвые граждане гадить в наш садик систематически, и крыжовник с малиной в процессе ещё вытаптывать, я от них там самодельными бомбочками минировал, помнится :D

Вот видите сколько приятных воспоминаний может навеять один невзрачный домик... Еще не вечер, перелопатив память, и не такое можно рассказать.
0 x

leo
Сообщения: 680
Зарегистрирован: Пт мар 13, 2009 10:18 am

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение leo » Вт фев 23, 2010 3:43 pm

СТРАННАЯ ШТУКА—ПАМЯТЬ (часть первая)
Пожалуй, никогда бы не пустился в воспоминания, если бы однажды случайно,
рыская по интернету, не обнаружил зеленогорский форум. Обнаружив, неожиданно для самого себя, предложил тему «Вспомним старых жителей Терийок». И пошло-поехало: один эпизод цеплялся за другой, третий отталкивался от второго, четвертый дополнял третий…
Недавно Александр Константинович Молчанов подослал материалы о финских конц-
лагерях минувшей Великой Отечественной. Вообще-то эта тема «выползла» из моей памяти совсем недавно. Лет 50 назад я глубоко «закопал топор войны» и тему эту ни коим образом не
выпускал наружу. Но вот однажды случайная встреча заставила меня окунуться в прошлое.
Знакомый адвокат предложил мне поучавствовать в судебном процессе на стороне его
подзащитного. Дело интересное, неожиданное и настолько оригинальное, что я не задумываясь согласился присутствовать в судебном заседании и сработать материал для популярной в
области газеты. На третий день судебного разбирательства в зале суда появились родители ответчика—старушка мать и старикан отец. Отец—бывший первый секретарь райкома партии, мать—терапевт районной больницы. Слово за слово, разговорились и, не помню в какой связи, старушка обронила два слова «финский концлагерь». Я не заставил себя ждать и тотчас переспросил: какой именно лагерь она имела ввиду? «Миэхиккяля» четко произнесла старая женщина…
Как известно, после зимней военной кампании 40-го года местных жителей в Терийоках почти не осталось, страна бросила клич и в городок стал прибывать молодняк из разных концов союза. Антонина Ивановна была тогда совсем молодой выпускницей херсонского медучилища.
не успела она толком на новом месте обосноваться, как загремела Великая Отечественная.
Фины вошли в полусожженные Терийоки и оставшихся в живых его обитателей, перегнали в Финляндию и разместили в концлагерях. Антонина Ивановна, тогда молодая медичка Тоня,
угодила в «Миэхиккяля».
Припоминаю, и мать, и старший брат рассказывали, что молодая медсестра Тоня приносила нам вазелин, а братец, работая на кухне, таскал в барак картофельные очистки, мать очистки тщательно перемывала и на самодельной сковородке очистки эти жарила. Вкуснотища—за уши
не оттянешь… Но не только вазелином «баловала» нас херсонская медичка, я подозреваю что и кое-какие лекарства, так необходимые нашей мамаши, Антонина подворовывала в финском лазарете.
«Силами тыловых частей на территории Миехиккяля-Муурола должен быть основан трудовой лагерь, куда перемещается упомянутый в пункте 2 персонал со ст.Тааветти силами отдела обслуживания Главной ставки.»
В приказе Главной ставки для вновь образуемого лагеря использовано название трудовой лагерь. Соответственно целью было использовать находящийся в лагере персонал на общественно полезных работах согласно данной штабом тыловых частей начальнику трудового лагеря инструкции. Штаб тыловых частей должен был рассчитать лагерь на размещение в нём 1114 гражданских.
Относительно персонала охраны лагеря к письму была приложена инструкция [п.5?]. Согласно ей, лагерников должно было охранять и обеспечивать следующее количество финского персонала: начальник лагеря (1 офицер), помощник начальника (1 офицер), начальник снабжения (1 офицер), писари (4 женщины), организаторы труда (5 женщин), контролёры труда (3 женщины, 10 мужчин), переводчики (4 мужчины), начальник охраны (1 мл.офицер), охрана (10 мужчин), женская охрана (10 женщин-надзирательниц), лагерный врач (1 офицер), медсёстры (4 женщины), акушерка (1 женщина), кладовщик продуктового склада (1 мл.офицер), шеф-повары (2 женщины), кухарки (5 женщин), возчики (5 мужчин), Мужчины должны быть непригодными для фронта, офицер может быть заменен военным чиновником. Для получения надзирательниц из губернской тюрьмы Хямеенлинна штабу тыловых частей следовало связаться с министерством юстиции…»
Лагерь «Миэхиккяля» был лагерем трудовым. Все взрослые обитатели нашего барака работали на лесоповале. Взрослые валили деревья, а подростки 12-13 лет, обрубали сучья и складывали их в кучи. Рабочий день длился с утра и до наступления темноты. Многих, особенно женщин, одолевали болезни. Наша мать после первой тяжелой зимы, едва не сошла в могилу, Она была маленькая, хрупкая и, тяжелая работа на лесоповале окончательно подорвала ее здоровье. Если я не ошибаюсь, последний год плена она занималась уборкой барака. В смысле чистоты финны были щепитильны.
Брату, пожалуй, повезло больше. Однажды он оказался в помещении лагерного персонала и, обнаружив старенькое пианино, что-то на нем изобразил осмысленное. Финны его приметили, подкормили и стали приглашать на долгие вечерние «посиделки». Следует заметить, что в те годы многие финны совсем недурно владели русским языком и неплохо знали русские песенки.
Брат играл на пианино и , как мог, кое-что исполнял голосом, слушатели подпевали. С тех пор у нас стали появляться галеты, а иногда и сахар. Но, как говорят в народе: все хорошее когда-то кончается…
0 x

leo
Сообщения: 680
Зарегистрирован: Пт мар 13, 2009 10:18 am

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение leo » Вт фев 23, 2010 3:46 pm

часть вторая)
« Действительно, в лагере придерживались тех же форм наказания, которые были составлены для лагерей военнопленных. О них много сведений, в частности, по основанному в Олонце, Восточной Карелии для русского гражданского населения лагерю для переселенцев. Поскольку формы наказаний и дисциплинарные правила были те же, что и административные меры принуждения в трудовом лагере Миехиккяля-Муурола, представим здесь совместно эти формы наказания. Использовались, в частности, следующие административные меры принуждения.
«Право наложения дисциплинарного наказания было организовано так, что различные по уровню положения должностные лица военной администрации было дано на территории Восточной Карелии в отношении гражданских лиц то же право [наложения] дисциплинарного наказания какое у них как у военных начальников было в отношении их подчиненных. Право поддержания дисциплины можно было использовать в отношении тех лиц, которые нарушили данные чиновниками военной администрации приказы и распоряжения. В качестве наказания использовались однократный арест до 30 суток и так наз. строгий арест в тёмной камере до 8 суток, и отбывали его установленным военным уголовным кодексом способом … В качестве самого жестокого наказания использовалось телесное наказание, до 25 ударов (Suomen sota, osa 6, luku IX Itä-Karjalan sotilashallinto, s. 620).»
Дисциплинарные наказания и наказание ударами розог в отношении женщин было запрещено. В апреле 1944 г. были опубликованы новые правила распорядка для лагерей переселенцев, в которых были новые правила, в т.ч., о поддержании дисциплины в лагерях. По новым правилам, можно было поддерживать дисциплину использованием следующих наказаний.
«а) лишение лагерника вверенной ему особой деятельности,
b) выполнение обязательных для лагерников работ [(«нарядов»?]) вне очереди до 8 раз,
c) выполнение положенных лагернику работ без оплаты до 8 суток и
d) закрытие лагерника в светлом помещении максимум на 8 суток и в тёмном помещении до 8 суток или же при объединении наказаний в светлом помещении до 45 и в тёмном помещении до 12 суток. Эти упомянутые в п d. наказания можно было ужесточать жестким ложем для сна.
Если подобные указанным наказания оказывались неэффективными или лагерника нельзя было иным способом утихомирить, или этого безотлагательно требует соблюдение дисциплины и порядка в лагере, можно в отношении лагерника дополнительно в качестве дисциплинарного наказания применить:
е) НАКАЗАНИЕ ЛАГЕРНИКА НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ 25-ю УДАРАМИ, и
f) помещение лагерника в специальный дисциплинарный лагерь.»
Об организации дисциплинарного лагеря следует упомянуть, что заключенные там не имели никакой связи с посторонними. Если у заключенного в дисциплинарный лагерь были дети или другие подопечные, на время наказания они помещались в отделения социального обеспечения лагеря для переселенцев.
В трудовом лагере Миехиккяля-Муурола господствовали вышеуказанные правила. Русскому населению особенно приходилось страдать от них, вследствие расовых и племенных идей …»
Однажды, кажется это было весной 44-го, молодая девчушка пыталась бежать. Как далеко она удалилась от лагеря, сказать не берусь, но поймали ее на третий день побега . И хотя наказание женщин розгами было строго запрещено, на этот раз «табу» с запрета сняли и бедную девчушку исполосовали –вдоль и поперек. Этот эпизод из лагерной жизни врезался мне в память и, пожалуй—на всю жизнь. Потому-что когда кого-то нещадно секли, весь барак обязан был присутствовать при сей экзекуции. Девушку избили и «упаковали в темную комнату. Мамаша нам сказала: «Возьмите галету и попытайтесь через щель в стене, просунуть ее девчушке». За этим занятием мы попались. Я был мал и избежал наказания. Брату не повезло. Его разложили на пологой доске и, на виду всего лагеря, исполосовали спину розгами. С тех пор он больше не веселил охранников своими песенками.
«В сделанных штабу тыловых частей предложениях полковник Споре упоминал о недостатках, которые выявились в обучении детей и вообще в просветительной работе.
«Лагерю нужна опытная в просветительной работе и увлеченная, имеющая достаточную квалификацию рассудительная учительница
Обучение детей в лагере «Миэхиккеля» тема, пожалуй , особая. Трудно вникнуть в рассуждения и замысел финских властей того военного времени. Что хотели финны усаживая нас, 6-7 летних пацанов на поляне перед бараком с грифильными досками в руках. Нынешнему школяру едва-ли понятно выражение «грифельная доска». Поясняю: точно такая же доска, на которой в классе мы решали задачки, только слишком маленькая, чуть-чуть меньше стиральной доски. Впрочем , и стиральную доску уже, наверное, никто не помнит… Так вот, учительница, которая сносно говорила по русски, выдавала нам финский алфавит и мы, записывали его мелом, каждый на своей грифельной доске. Потом, освоив алфавит, писали какие-то слова. Не вспомню какие. Кажется, эти слова даже складывали в простенькие предложения. С наступлением холодов учеба наша на том и завершилась. К тому же, военное положение для финнов заметно ухудшалось и им, пожалуй, уже было не до обучения плененных малолеток финской грамоте.
Завершая свой экскурс в далекое прошлое, хочу еще раз поблагодарить Александра Константиновича Молчанова за любезно предоставленный перевод и сказать следущее… В первые послевоенные годы говорить о том , что ты отлеживал бока на лагерных нарах врага-супостата, было делом весьма опасным, ибо власти на тебя смотрели с подозрением, а в бумагах имелась графа «где находился в годы войны». Слово «концлагерь», у властей предержащих вызывало неприятную отрыжку. ЛЕВ ЗАЙЦЕВ
0 x

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23405
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение abravo » Вт фев 23, 2010 3:59 pm

leo писал(а):СТРАННАЯ ШТУКА—ПАМЯТЬ


Лев Николаевич, спасибо! Такое сейчас мало кто может вспомнить, да и не каждый захочет - воспоминания не из приятных...

Я попрошу Александра Константиновича переслать мне перевод и скомпоную его вместе с Вашими воспоминаниями для сайта.
0 x

leo
Сообщения: 680
Зарегистрирован: Пт мар 13, 2009 10:18 am

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение leo » Вт фев 23, 2010 4:14 pm

Pietola, Eino. Sotavangit Suomessa1941-1944.-Gummerus, 2006.-Ss.-37-47.

Пиэтола, Эйно. Военнопленные в Финляндии, 1941-1944 гг. Сс.37-47

Перевод: А.К.Молчанов (использован перевод К. Гнетнева в редакции

М. и И. Петровых) // "Север", № 12 Петрозаводск, 1990, взятый из сайта http://www.aroundspb.ru/finnish/pietola/pietola1.php ,

[судя по которому использованный перевод неполон.]

Доп.источн: «Финский фактор и истории и культуре Карелии».- Петрозаводск




Колхозы распустить, гражданских – в концлагеря

Из-за быстрого продвижения вперед финской армии на освобожденной от войск противника, в Приладожской Карелии и на Карельском перешейке еще оставались гражданское население. Это население за время промежуточного мира переселилось на территорию и целиком разместилось в в дома и селения, некоторые из которых располагались совсем рядом с новой государственной границей. В этих селениях жители занимались в основном земледелием и скотоводством. По советскому обычаю жители основали местные общественные имения, или колхозы. Так же произошло и на оккупированной территории Восточной Карелии, где финны распустили все колхозы (Helge Seppälä, Suomi miehittäjänä 1941-1944).

Когда финские войска на Карельском перешейке достигли прежней границы и расположились на оборонительных позициях вблизи Ленинграда, настало время организовать дело так, чтобы оказавшиеся в эвакуации карельские переселенцы смогли бы возможно скорее вернуться в свои родные места. Оставшееся на территории русское и ингерманландское гражданское население подлежало выселению.

Организационный отдел Главной ставки 4.9.1941 г. издал приказ за № 2025/Järj.3., который касался переселения оставшегося на завоеванной территории персонала колхозов. (см.прил.4). Приказ подписали зам. начальника Генштаба ген.-лейт. Э.Ханелл и нач-к Организационного отдела полковник С.Исаксон.

В приказе перечислялись те колхозы, которых касалась указанная в приказе эвакуация. Это были следующие колхозы.

На территории Карельской армии:

- колхоз Руокоярви, где было 280 человек,

- колхоз Кютёсюрья, где было 260 человек,

- колхоз Коккоселькя, где было 240 человек.

На территории II Армейского корпуса:

- колхоз Раутъярви, Пиен-Миеттиля где было 70 человек,

- колхоз Каукола, Лиинамаа где было 264 человек. Таким образом, на территории войсковых соединений в различных колхозах было 1 114 человек.

Вышеупомянутые колхозы были под контролем войсковых соединений. Это означало, что войсковые соединения ведали всем касавшимся населения управлением и обслуживанием. От этих задач желательно было избавиться, и в главной ставке решили передать это население кому-то. В пункте 2 того же приказа указывается следующее.

«Вышеупомянутые колхозы должны быть расформированы силами соответствующих войсковых соединений, а их персонал силами соответствующих войсковых соединений 14.9.-16.9.1941 г. отправлен на ж/д. ст.Тааветти. Транспортировкой, охраной и питанием этого персонала от современного местонахождения до ст.Тааветти ведает соответствующее войсковое соединение. На ст.Тааветти этот персонал следует передать в распоряжение принимающего органа, который будет уточнен позднее распоряжением штаба тыловых частей. Войсковым соединением следует позаботиться о том, чтобы у сопровождающей перемещаемый персонал колхозов охраны была при себе картотека колхозников, которая предоставляется на ст.Тааветти определенному штабом тыловых частей принимающему органу.»

Приказ, т.о., касался эвакуации всех вышеупомянутых гражданских на запад, на территорию собственно Финляндии, подальше от линии фронта, которая, правда, на Карельском перешейке достигла старой госграницы и приблизилась к Ленинграду, второму по величине города Советского Союза. Гражданские оставались на занятой финнами территории вместе со своими домами и прочим имуществом. В колхозе по советскому обыкновению была также общая собственность, такая, как сельхозорудия и скот. О персонале и собственности колхозов в 3-м пункте того же приказа было следующее распоряжение.

«Имеющаяся в колхозах имущество, которое не относится к разряду повседневного, и перевозка которого нецелесообразна, оставляется на месте, где оно предоставляется в распоряжение штаба соответствующей общины. Исключение составляют нужные для определенной профессиональной деятельности инструменты, которые можно легко нести с собой и которые являются личной собственностью лица, принадлежащего к данному колхозу.»

Фортификационный отдел Главной ставки уже заранее присмотрел место размещения место для размещения лагеря для гражданского населения. Собственно говоря, лагерь был основан штабом тыловых частей как лагерь военнопленных. В пункте 4 того же приказа есть касающееся этого указание.

«Силами тыловых частей на территории Миехиккяля-Муурола должен быть основан трудовой лагерь, куда перемещается упомянутый в пункте 2 персонал со ст.Тааветти силами отдела обслуживания Главной ставки.»

В приказе Главной ставки для вновь образуемого лагеря использовано название трудовой лагерь. Соответственно целью было использовать находящийся в лагере персонал на общественно полезных работах согласно данной штабом тыловых частей начальнику трудового лагеря инструкции. Штаб тыловых частей должен был рассчитать лагерь на размещение в нём 1114 гражданских.

Относительно персонала охраны лагеря к письму была приложена инструкция [п.5?]. Согласно ей, лагерников должно было охранять и обеспечивать следующее количество финского персонала: начальник лагеря (1 офицер), помощник начальника (1 офицер), начальник снабжения (1 офицер), писари (4 женщины), организаторы труда (5 женщин), контролёры труда (3 женщины, 10 мужчин), переводчики (4 мужчины), начальник охраны (1 мл.офицер), охрана (10 мужчин), женская охрана (10 женщин-надзирательниц), лагерный врач (1 офицер), медсёстры (4 женщины), акушерка (1 женщина), кладовщик продуктового склада (1 мл.офицер), шеф-повары (2 женщины), кухарки (5 женщин), возчики (5 мужчин), Мужчины должны быть непригодными для фронта, офицер может быть заменен военным чиновником. Для получения надзирательниц из губернской тюрьмы Хямеенлинна штабу тыловых частей следовало связаться с министерством юстиции.

В п. 6 приказа есть особое упоминание о тех инструкциях, которых следовало придерживаться в лагере.

«К деятельности в трудовом лагере следует применять те инструкции, которые даны для лагерей военнопленных. Однако, принимая во внимание, что стоит вопрос о гражданском населении, главным образом женщинах и детях.» НАЧАЛО БОЛЬШОГО ПРОПУСКА В ИСПОЛЬЗОВАННОМ ПЕРЕВОДЕ

Приказ организационного отдела главной ставки обязывал штаб тыловых частей послать об этом собственный приказ местным штабам оборонительного союза для принятия мер. Начальник штаба тыловых частей полковник А.Е.Мартола. а также начальник Командно-организационного отдела Л.Тиайнен подписали приказ от 8.9.1941 г. за № 1062/Järj.lb.salainen, который касался основания трудового лагеря для персонала колхозов. В приказе упоминалось, в частности, следующее.

«Главная ставка расформировала колхозы на завоёванной территории. Округ оборонительного союза основывает трудовой лагерь на 1 114 человек. Начальник лагеря лейтенант А.Карилла. Следует придерживаться, которые даны для лагерей военнопленных. Охраняющий и обслуживающий персонал на месте 14.9.1941 г. перевозка от ст.Тааветти к трудовому лагерю.»

В приказе штаба тыловых частей было в качестве дополнительной инструкции упоминание о перевозке скота. Согласно приказу, население может брать с собою скот следующим образом (из следующего расчета??).

«12 коров до 1 года возрастом на 100 детей, 5 коров возрастом 1-10 лет. Остатки скота – в распоряжение штаба общины Каукола, которому важнейшие инструкции по использованию скота даст Отдел военной администрации Главной ставки.

Главная ставка дала приказ о доставке скота в основываемый для колхозников трудовой лагерь, послав сообщение (creedsanoma-?) в штаб тыловых частей. На основании этого сообщения в приказе штаба содержалось также нужное количество скота, которое обеспечило бы существенную /olenaisesti kuuluva/ порцию молока для детского питания-

Для доставки скота было неожиданное препятствие, т.к. министерство сельского хозяйства запретило перемещение скота с завоёванной территории во внутреннюю часть страны. Поэтому Главной ставке пришлось послать новое сообщение 9.9.1941 г. за №172/Järj.3. штабу тыловых частей. Сообщение содержало ссылку на прежнее сообщение.

«Министерство сельского хозяйства в настоящий момент запретило доставку скота с возвращенной территории во внутреннюю часть страны. Поэтому отданный Главной ставкой сообщением № 171/Järj.3. приказ, касающийся доставки скота вместе с колхозниками отменяется. Интендантскому отделу Главной ставки следует приступить к мерам по приобретению скота для основываемого штабом тыловых частей трудового лагеря, чтобы находящимся там детям можно было получать достаточную порцию молока. По приказу: полковник С.Исаксон.

По приказу Организационного отдела Главной ставки переводом гражданского населения ведал командир противовоздушной обороны [далее ПВО] II Армейского корпуса со своей группой. Подписанный командиром II Армейского корпуса Т.Лаатикайненом приказ по ПВО за № 37 от 12.9.1941 г. давал инструкции о том, как данное гражданское население должно быть перемещено в родные места /?! Собственно Финляндию?/.

Из приказа явствует, что данное гражданское население было уже по существу в концлагере, который силами II Армейского корпуса был основан в общинах Раутъярви и Каукола. Гражданское население было под надзором и попечением финских войсковых соединений. Приказ по ПВО за № 37 в пунктах 2 и 3 упоминает те концлагеря, в которые переводилось население.

«2. Основанные II Армейским корпусом и находящиеся под его надзором и попечением концентрационный лагеря: а) к/л. № 1 в общине Раутъярви обшины Пиен-Миеттиля включает 70 русских гражданских лиц, и б) к/л. № 2 в общине Каукола, селение Лиинамаа, включающий 268+68=336 гражданских лиц (русских, татар, восточных карел и ингерманландцев) расформировывается 14-15.9.41 силами II Армейского корпуса.

3. Персонал упомянутых концлагерей, в целом 406 человек перевозится автотранспортом рано утром 15.9.41 к станции Раутъярви, где должна быть выполнена погрузка в течение данного утра в приготовленные для этой цели, оборудованные скамьями и каминами вагоны Gbs или Gds для перевозки войск.»

В том же приказе № 3по ПВО определяется охраняющий и обслуживающий персонал, которому следовало сопровождать поезд. Кроме того, приказывалось составить картотеку, из которой явствовали бы имя, место рождения, национальность, место проживания в России, место колхоза в Финляндии, семейное положение и состояние здоровья.

Весь финский персонал охраны был составлен 952-й ротой ПВО и персонала 965-й роты ПВО, расположенной в Раутъярви. Врачебное обеспечение во время перевозки вели 4 медицинские лотты.

Из других вопросов обслуживания в приказе упоминалось следующее.

«На станции Раутъярви должно быть организовано чаепитие для всего гражданского персонала. Кроме того, у колхозников с собою должен быть запасён сухой паёк в дорогу на 2 дня. Колхозникам дозволяется взять с собою лишь одежду, вещи для ухода за малолетними, личные вещи и некоторые нужные для определенной профессиональной деятельности инструменты, у кого таковые есть; но мебель, запасы зерна или другое более крупное движимое имущество должны быть оставлены в месте пребывания в данное время.» КОНЕЦ БОЛЬШОГО ПРОПУСКА В ИСПОЛЬЗОВАННОМ ПЕРЕВОДЕ

Переведенные в расположенное в общине Южн.Кюменлаксо Миехиккяля 1114 советских гражданских заключенных размещались в группе /бкв.селении из/ бараков соответственно тем указаниям, которые были ранее даны касательно обращения с военнопленными. Сочтённые финно-уграми военнопленные расселялись группой отдельно от русских. В данном лагере были, в частности, ингерманландцы. Дисциплинарные правила применительно к ним были иными, чем для русских. Одним из самых больших отличий было то, что инерманландцам разрешалось ходить на работу за пределы лагеря, и они получали за ту же работу гораздо большие оплату и порции пайка , чем содержавшиеся в лагере русские.

Штаб тыловых частей считал лагерь концентрационным, и его персонал во всех статистиках включался в число военнопленных.

Перемещение вне территории лагеря было запрещено под угрозой расстрела. Равно были препятствия доступу в лагерь посторонних. Эти строгие запреты побудили инспектора Главной ставки по Западному округу военнопленных полковника М.Х.А.Споре в своём рапорте от 12.6.1942 г. упомянуть об условиях лагеря, в частности, следующее.

«Снабжение продовольствием – порции А, В и С. Ингерманландцы и русские размещены в раздельно расположенных группах бараков. Детям организовано школьное обучение. В лагере лишь 5 охранников, которых хватает лишь для ночной охраны.»

В сделанных штабу тыловых частей предложениях полковник Споре упоминал о недостатках, которые выявились в обучении детей и вообще в просветительной работе.

«Лагерю нужна опытная в просветительной работе и увлеченная, имеющая достаточную квалификацию рассудительная учительница.»

Кроме того, полковник Споре поставил вопрос о том, разумно ли придерживаться в лагере такой же дисциплины, как и в лагерях военнопленных, а именно запрета общаться с военнопленными. Полковник Спор упомянул в своём рапорте об инспекции, что лагерники сравнимы с беженцами.

Действительно, в лагере придерживались тех же форм наказания, которые были составлены для лагерей военнопленных. О них много сведений, в частности, по основанному в Олонце, Восточной Карелии для русского гражданского населения лагерю для переселенцев. Поскольку формы наказаний и дисциплинарные правила были те же, что и административные меры принуждения в трудовом лагере Миехиккяля-Муурола, представим здесь совместно эти формы наказания. Использовались, в частности, следующие административные меры принуждения.

«Право наложения дисциплинарного наказания было организовано так, что различные по уровню положения должностные лица военной администрации было дано на территории Восточной Карелии в отношении гражданских лиц то же право [наложения] дисциплинарного наказания какое у них как у военных начальников было в отношении их подчиненных. Право поддержания дисциплины можно было использовать в отношении тех лиц, которые нарушили данные чиновниками военной администрации приказы и распоряжения. В качестве наказания использовались однократный арест до 30 суток и так наз. строгий арест в тёмной камере до 8 суток, и отбывали его установленным военным уголовным кодексом способом … В качестве самого жестокого наказания использовалось телесное наказание, до 25 ударов (Suomen sota, osa 6, luku IX Itä-Karjalan sotilashallinto, s. 620).»

Дисциплинарные наказания и наказание ударами розог в отношении женщин было запрещено. В апреле 1944 г. были опубликованы новые правила распорядка для лагерей переселенцев, в которых были новые правила, в т.ч., о поддержании дисциплины в лагерях. По новым правилам, можно было поддерживать дисциплину использованием следующих наказаний.

«а) лишение лагерника вверенной ему особой деятельности,

b) выполнение обязательных для лагерников работ [(«нарядов»?]) вне очереди до 8 раз,

c) выполнение положенных лагернику работ без оплаты до 8 суток и

d) закрытие лагерника в светлом помещении максимум на 8 суток и в тёмном помещении до 8 суток или же при объединении наказаний в светлом помещении до 45 и в тёмном помещении до 12 суток. Эти упомянутые в п d. наказания можно было ужесточать жестким ложем для сна.

Если подобные указанным наказания оказывались неэффективными или лагерника нельзя было иным способом утихомирить, или этого безотлагательно требует соблюдение дисциплины и порядка в лагере, можно в отношении лагерника дополнительно в качестве дисциплинарного наказания применить:

е) наказание лагерника не более чем 25 ударами, и

f) помещение лагерника в специальный дисциплинарный лагерь.»

Об организации дисциплинарного лагеря следует упомянуть, что заключенные там не имели никакой связи с посторонними. Если у заключенного в дисциплинарный лагерь были дети или другие подопечные, на время наказания они помещались в отделения социального обеспечения лагеря для переселенцев.

В трудовом лагере Миехиккяля-Муурола господствовали вышеуказанные правила. Русскому населению особенно приходилось страдать от них, вследствие расовых и племенных идей (rotu- ja hejmoaatteen), так как штаб тыловых частей согласовывался с ними при группировке военнопленных в различных лагерях и на трудовых заданиях. Полковник Споре, инспектор военнопленных от Главной ставки, в отчете о совершенной им инспекционной поездке в трудовые лагеря для гражданских 12.6.1942 г. рапортовал еще следующее.

«Надписи, бывшие на стенах в арестантском карцере показывают, что, во всяком случае, среди русских подопечных, есть враждебный нам материал, что даёт основания опасаться русских.»

В инспекционной поездке полковник Споре сфотографировал эти настенные надписи и предъявил фотографии, в частности, в штабе тыловых частей. Они были подтверждением достоверности приведенных в отчете утверждений.

На занятой Финляндией территории в Восточной и северной Карелии и Олонецкого района жило как финно-угорское, так и русское население. Согласно официальной переписи населения на 1.1.1944 г. финно-угорское население было 41875 человек, и русское население примерно столько же, или 41510 человек. Большое количество русского гражданского населения получилось оттого, что, продвинувшись осенью 1941 г вплоть до Свири, финские войска занимали традиционно русские местности. Население этих мест не успело эвакуироваться, и некоторые населенные пункты вблизи устья Свири и на Шунгинском полуострове попали в руки оккупировавших с населением и всем его имуществом. В Олонце позднее русское население насильно переводилось в переселенческие лагеря, такое как Олонецкий лагерь, где жило более 18000 человек, главным образом, женщины и дети.

Это перемещение населения обосновывалось тем, что это облегчало обслуживание населения и упрощало надзор. Так оно, конечно и было. Были и другие причины – перемещение на основе расовых или языковых (rodullisin tai kielellisin) принципов. Они весьма приближались к провозглашенному нацистской Германией расовому учению, согласно которому германские народы и люди расы северных стран представляют собой руководящие народы более высокого уровня, тогда как славянское население не принадлежало к этому уровню.

Инструкция, основанная на этом расовом учении, диктовала и положение советских военнопленных в финских лагерях для военнопленных.

Действующий на территории собственно Финляндии трудовой лагерь Миехиккяля-Муурола действовал всё время заключительной войны. В статистике тыловых частей относительно военнопленных лагерь проходил как концентрационный. В лагере было, например, 43 матери семейств и 631 ребенок. При передаче военнопленных репатриированы все бывшие в лагере 1430 гражданских заключенных.

Кроме этого гражданского населения, в Финляндию доставлено с занятой немцами территории в течение 1943 г. около 60000 гражданского ингерманландского населения. Их расселили в разных частях Финляндии. Трудоспособное население работало на заводах и других предприятиях. С окончанием войны в 1944 г. эти переселенцы также возвращались в Советский Союз. Таким образом, идея населенной угро-финнами Великой Финляндии получила то завершение, какого и следовало ожидать.




Дополнение Каукола – Севастьяново - 17 км западнее Приозерска, Раутъярви – ок.150 км СЗ Приозерска, на территории Финляндии.

Сс.13, 14
Подписанный начальником Организационного отдела Главной ставки полковником С.Исаксоном приказ содержал… особые указания, в частности, относительно учета и занесения в картотеку военнопленных. Особое внимание обращает указание, содержащееся в пункте 3, в котором ссылаются на соглашение 2-й мирной конференции в Гааге в 1907 г. о законах и обычаях сухопутной войны. Об этом упоминается в приказе Организационного отдела Главной ставки от 29.6.1941 г. за №106/Järj.2/sal. следующее.

«Хотя то, что Советский Союз не присоединился к Гаагской конвенции, и ст.2 указанной конвенции освобождает нас от соблюдения этой конвенции, в частности касательно обращения с военнопленными, относительно Советского Союза и его граждан, всё же следует соблюдать соответствующие пункты указаний Конвенции следующим образом.

- Военнопленные находятся во власти правительства Финляндии, а не отдельных лиц или отрядов, которые взяли их в плен.

- С военнопленными следует обращаться гуманно.

- Военнопленный обязан при допросе объявить своё имя и чин. Если пленный отказывается от этого, допускается те преимущества, которые предоставлены его разряду, разумно сокращать.

- Военнопленному надо позволить сохранить лично ему принадлежащие вещи, поскольку это может давать военные льготы или сохранение безопасности пленного (?mikäli tämä saattaa tapаhtua sotilallisia etuja tai vankien säilyttämistä vaarantamatta) (за исключением оружия, документов и т.п.)

- Военнопленных дозволяется использовать для работ, сообразно их силам и способностям. Используемому для тяжелой работы военнопленному следует давать соответствующее этому роду работ питание.

- Заболевшему пленному должен быть предоставлен соответствующий уход.»



При переводе дополнения использовано: 4-я Гаагская Конвенция 18.10.1907 г. «О законах и обычаях войны». Ст.ст.1, 2; в т.ч. Положение о законах и обычаях сухопутной войны, гл.2 ст.ст. 4, 6, 9, (http://army.armor.kiev.ua/hist/gaaga.shtml )
0 x

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23405
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение abravo » Вт фев 23, 2010 4:50 pm

leo писал(а):Pietola, Eino. Sotavangit Suomessa1941-1944.-Gummerus, 2006.-Ss.-37-47.


Спасибо!
0 x

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23405
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение abravo » Чт фев 25, 2010 10:32 pm

leo писал(а):СТРАННАЯ ШТУКА—ПАМЯТЬ


Поставил на сайт в продолжение к "Чухонцу" - http://terijoki.spb.ru/history/templ.ph ... ang=ru#ch2 . Все-таки это одна тема.

Льву Николаевичу и Александру Константиновичу - большое спасибо!
0 x

leo
Сообщения: 680
Зарегистрирован: Пт мар 13, 2009 10:18 am

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение leo » Сб фев 27, 2010 11:14 am

ГИМН САРАЙЧИКАМ
Если бы я был главой муниципального совета Зеленогорска или, на худой конец—
депутатом этого совета, чтобы уравнять в правах дачника и «аборигена», без промедления внес бы предложение :рядом с « башмаками дачника» поставить деревянный сарайчик в миниатюре. И воплощение моего предложения в жизнь было бы справедливым и уравновешивающим отдыхающего дачника с местным жителем Правда, возможно у меня доисторические, «пещерные» взгляды, возможно я
непоправимо отстал от нынешнего уровня жизни зеленогорцев, которые ради жалких копеек не торопятся ущемлять себя в удобствах, но в наше «допотопное» время к сарайчикам отношение было трепетным. Сарайчики пополняли скудный бюджет семьи, сарайчики служили нам жилищем, пока наши домишки занимали дачники, в сарайчиках мы проводили четвертую часть года, а потому относились к ним с большой любовью и заботой. Крышу весной покрывали рубероидом, стены оклеивали обоями, полы настилали половой доской. Вопреки запрету, проводили освещение. Словом, ухаживали за сарайчиками с любовью и старанием.
Иногда сарайчики делили на две половинки сплошной перегородкой. Одну занимали взрослые, вторую—молодняк. Молодняк, «отработав» на тацплощадке, поспешал к сарайчику. Порою жизнь в сарайчике продолжалась до утра…
Тот вечер выдался скверным, сырым и прохладным. Я с приятелем—местным «аборигеном» и парочка друзей с питерской Лиговки, распечатав свежую колоду карт, решили «махнуть» по деньгам. Через пару часов мой зеленогорский приятель продулся, что называется, в пух и прах. Продолжать игру ему дозволили, но поставили условие: если не повезет—раздевшись догола, совершит пробежку от магазина «четверки» до поворота на Театральную улицу и обратно. Хлопнули по рукам и пошли метать карту.
Через полчаса наш неудачник лениво снимал штаны, рубаху, трусишки и, в чем мать родила, помчался по означенному маршруту. Прошло десять минут, пятнадцать, неудачник в сарайчике не появлялся и это нас не на шутку взволновало. Минут через двадцать в сарай нагрянули менты. Сгребли нас, затолкали в «луноход» и, поспешили под стеклянный колпак на проспект Ленина, в клетку, которую в народе называют «обезьянником». В старых ментовских штанах, стуча зубами, в камере нас поджидал бедолага проигравший.
Когда приятель, добежав до Театральной, пошел на разворот, его засекли менты, вынырнувшие с Кавалерийской. Голый парень, в полночь, на улице… Либо тронутый, либо—ограбили, решили менты и сгребли его для выяснения личности и странных обстоятельств. Если бы менты поймали нас на деньгах, концовка могла быть неприятной, но наш бедолага был нем как рыба и, продержав , до утра, менты дали нам под зад пинка и отпустили на все четыре стороны.
Еще одна история связанная с сарайчиком, могла закончится для меня печально. Невеселый конец лишил бы меня возможности общаться с зеленогорским форумом и, досаждать своими грустными рассказами городского обывателя, у которого сегодня наверняка много других забот, отличных от нашенских, «примитивных» и скромных.
Я взял себе за правило, возвращаясь в свою маленькую халупу на Васильевском острове из командировочных вояжей по стране, всякий раз отдавать «поклон» Зеленогорску.
Другими словами, заглянуть в город своего детства, пройтись по его улицам, заглянуть к кому-либо из знакомых, перекинуться свежими новостями, вспомнить старое житье-бытье.
В тот теплый июльский вечер, побродив по знакомым улицам, заглянул в последний дом на Госпитальной. Увы, мои давние знакомые покинули давно обжитый ими домишко и перебрались на Красных командиров. Ноги в руки и по свежему адресу. Приветливо встретила хозяйка—мать моего старого приятеля, с которым познавали науку в Ленинградском Индустриальном техникуме. Всегда, когда я появлялся у них в доме, любил поговорить с ней о всякой всячине. Она была хороша собой, умна и, с острым, хорошо подвешанным языком. Это качество для меня в то время было первостепенным.
Приятель давно перебрался в Питер, а красотка-мамаша с новым мужем обитала летом в сарайчике, который был в замечательном состоянии и разделен на три махонькие комнатки. Я извлек из саквояжа пару бутылок португальского коньяка, хозяйка поставила на стол свежую закусь и трапеза, вперемешку с воспоминаниями, затянулась далеко заполночь. Муж отправился на покой, а мы продолжали вспоминать старых знакомых и былые замечательные деньки. Конечно, нелегкие, конечно, порою каверзные, тем не менее—вспоминать о них всегда было делом приятным.
На часах было половина второго, я заглотнув последний стопарь,засобирался было на ночлег, в отведенную мне комнатушку, как друг распахнулась дверь и, с криками»ты еще здесь, сука!» в стельку пьяный, в одних трусах с пистолетом в правой руке, вывалился из своей халупы старый «отелло». Едва я успел отвести голову как раздался выстрел. Пуля вылетела в распахнутую дверь, через Красных командиров и угодила в стекло дома, в котором жили Дризовские.
Позднее я узнал: «отелло» бывший полковник милиции, пенсионер, самодур и большой ревнивец. К сарайчикам отношение у меня сохранилось: благоприятное и теплое, но на
ночлег останавливаться в зеленогорских сарайчиках я, пожалуй, больше не рискну. Мою заявку на памятник сарайчикам, прошу считать оформленной и, по возможности, воплотить ее в жизнь. Лев Зайцев
0 x

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23405
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение abravo » Сб фев 27, 2010 12:42 pm

leo писал(а):ГИМН САРАЙЧИКАМ


Лев Николаевич, спасибо! Прочитал с удовольствием, посмеялся, отвлекся от напряженки на работе.

На сайте - http://terijoki.spb.ru/history/templ.ph ... ng=ru#lz19 .

Попробую вечером подобрать фотографии, сходу не помню, есть ли у меня фотографии действительно знаменитых зеленогорских сарайчиков. Если нет, то буду просить посетителей помочь в этом вопросе.
0 x

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23405
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение abravo » Сб фев 27, 2010 12:55 pm

abravo писал(а):
leo писал(а):ГИМН САРАЙЧИКАМ


Лев Николаевич, спасибо! Прочитал с удовольствием, посмеялся, отвлекся от напряженки на работе.

На сайте - http://terijoki.spb.ru/history/templ.ph ... ng=ru#lz19 .

Попробую вечером подобрать фотографии, сходу не помню, есть ли у меня фотографии действительно знаменитых зеленогорских сарайчиков. Если нет, то буду просить посетителей помочь в этом вопросе.


Посмотрел в нашем фотоархиве, ничего подходящего не нашел.

Уважаемые посетители, посмотрите, пожалуйста, свои домашние архивы. Может быть у кого-то сохранились фотографии сарайчиков, в которые зеленогорские "аборигены" или сами съезжали на лето, сдавая свои квартиры дачникам, или, наоборот, которые сдавались на лето менее состоятельным отдыхающим.

Мы, когда жили в первой нашей квартире в Зеленогорске на Речном, были одни из немногих, кто не сдавал ее на лето. Не потому, что не хотели, а потому, что не могли. Квартира была однокомнатной, а сарайчика своего у нас не было. А соседи почти все сдавали, или квартиру целиком или одну из комнат.
0 x

Аватара пользователя
arthurjoel
Сообщения: 16
Зарегистрирован: Вс дек 20, 2009 3:14 am
Защита от спама: Нет

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение arthurjoel » Сб фев 27, 2010 3:18 pm

abravo писал(а):
abravo писал(а):
leo писал(а):ГИМН САРАЙЧИКАМ


Лев Николаевич, спасибо! Прочитал с удовольствием, посмеялся, отвлекся от напряженки на работе.

На сайте - http://terijoki.spb.ru/history/templ.ph ... ng=ru#lz19 .

Попробую вечером подобрать фотографии, сходу не помню, есть ли у меня фотографии действительно знаменитых зеленогорских сарайчиков. Если нет, то буду просить посетителей помочь в этом вопросе.


Посмотрел в нашем фотоархиве, ничего подходящего не нашел.

Уважаемые посетители, посмотрите, пожалуйста, свои домашние архивы. Может быть у кого-то сохранились фотографии сарайчиков, в которые зеленогорские "аборигены" или сами съезжали на лето, сдавая свои квартиры дачникам, или, наоборот, которые сдавались на лето менее состоятельным отдыхающим.

Мы, когда жили в первой нашей квартире в Зеленогорске на Речном, были одни из немногих, кто не сдавал ее на лето. Не потому, что не хотели, а потому, что не могли. Квартира была однокомнатной, а сарайчика своего у нас не было. А соседи почти все сдавали, или квартиру целиком или одну из комнат.


Думаю сейчас сарайки решили бы ряд проблем, а то цены на отели вас космические :)
0 x

leo
Сообщения: 680
Зарегистрирован: Пт мар 13, 2009 10:18 am

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение leo » Чт мар 11, 2010 7:11 pm

НОСТАЛЬГИЯ
(Ностальгия (др.-греч. νόστος — возвращение на родину и др.-греч. άλγος — боль) — тоска по родине, по родному дому. Все современные словари русского языка фиксируют также второе значение термина - "тоска по прошлому".)
Мой приятель, по прозвищу «крокодил» неустанно повторял: «Ностальгия—прибежище слабаков. Настоящий мужик должен шагать вперед без оглядки на свое прошлое». До определенного возраста я тоже придерживался этого правила и никогда не оплакивал свои ошибки и уж тем более не возвращался в те места, где когда-то, либо по глупости, либо вполне осознанно оставил о себе не совсем приличную память. Но вот семидесятилетний «рубикон» пройден и ностальгия стала являться ко мне все чаще и чаще, навязывая желание «прокатиться по тем местам, где когда-то , в далекой молодости, немало покуралесил». И вот однажды, когда чаша весов окончательно опустилась в пользу «тоски по прошлому», я собрал небольшой дорожный саквояж, вытряхнул из банка энную сумму и, принарядившись «а-ля пижон», поспешил на железнодорожный вокзал. Торопкий поезд Симферополь-Санкт-Петербург доставил меня на перрон Московского вокзала ровно в полдень. Денек выдался замечательный: чистое небо, над головой солнце, карман топырщит пухленький бумажник, а предчувствие встречи со старыми друзьями радует душу и торопит ноги к Финляндскому вокзалу. Знакомая электричка, знакомые платформы мелькающих станций, знакомый вокзал курортного городка с привкусом финской истории.
Медленно перебирая ногами, продвигаюсь по центральной магистрали в сторону кинотеатра «Победа». «Ба!—бью себя по лбу,--два шаги налево, полсотни шагов по прямой и, скромный домик моего старого приятеля, с которым, в былые времена , немало покуралесили себе на потеху и другим на радость. За кустом смородины ветхий старик, глухо кашляет и, обернувшись ко мне, ошарашивает вопросом: «Кого, мужик, разыскиваешь?» «Тебя,--отвечаю старикану. Тебя, Борис… Неуж-то забыл как мы с тобой в 445-й за одной партой сидели? В футбол-хоккей гоняли. Девкам бока мяли на танцульках в ЗПКиО…
--Не до воспоминаний мне, приятель. Старуха вот намедни Богу душу отдала, оставив меня последний сухарь без соли доедать. Сын в казенный дом надолго угодил, а невестка—будь она проклята, забрав внучат, укатила с ними в теплые края… Будучи человеком ненавязчивым, делаю крутой разворот и, прибавляя шаг, поспешаю на Фабричную, в свое первое послевоенное пристанище. Возле дома по Исполкомовской натыкаюсь на старенький «Фольксваген», из кабины которого торчит седая голова бывшего соседа по парте и по обиталищу на Фабричной.
--Здоров, Вовчик! Сколько лет, сколько зим?
-- Никак сам Заяц?! Каким ветром в родные пенаты занесло?
--Южным, Вовчик, южным. Приглашай в кабину, махнем к тебе, опрокинем по стопарю португальского коньячка и поковыряемся в памяти. Нам ведь есть о чем вспоминать…
--Хату спалили сволочи, дотла сожгли. Деньжищи в нее вкатил, здоровье вбухал… Некуда мне тебя пригласить, некуда… Извини, прощай.
-- Да-а,--произнес я вслух.—Похоже, не совсем удачное время выбрал я для своих «гастролей». Пробубнил и отправился навестить свою подругу, с которой во времена шальной молодости крутили бесшабашную любовь. Хороша была стерва. Красива вызывающе, стройна, как балерина и, с язычком, которым загоняла в угол любого нахала. Добрался до Комсомольской , заглянул в дом, позвонил неуверенно и, в проеме отворившейся двери, обнаружил согбенную старуху со следами былой красоты…
--Извините, кажется я ни туда попал,--произнес я и торопливо ретировался.
В тот же день я покинул город своего детства и больше никогда не отдавался чувству НОСТАЛЬГИИ. Л ев Зайцев
0 x

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23405
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение abravo » Чт мар 11, 2010 7:59 pm

leo писал(а):НОСТАЛЬГИЯ


Лев Николаевич, спасибо! На сайте - http://terijoki.spb.ru/history/templ.ph ... ng=ru#lz20 .
0 x

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23405
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение abravo » Ср мар 24, 2010 8:16 pm

Уважаемый Радищев прислал фотографии выпускников 445-ой школы 1952 года:

Выпускники 1952 года школы 445 (справа налево) - Борис Шахтарин, Николай Трофимов и Анатолий Винников

Изображение

Ученица 9б класса Татьяна Барабанова на экзамене по биологии. Школа 445, 1952 год.

Изображение

Интересно, может кому-то известно, как сложилась судьба этих ребят?
0 x

leo
Сообщения: 680
Зарегистрирован: Пт мар 13, 2009 10:18 am

Re: Вспомним старых жителей Терийок

Сообщение leo » Пн апр 12, 2010 9:40 am

ВАША КАРТА БИТА
(пошел по шерсть—вернулся стриженый)
«Уважаемые жители города Зеленогорска,я много лет живу в этом замечательном городе,сегодня мне подключили интернет,и я решил поделиться тем что накипело.
Во-первых: наш дом быта. на первом этаже находится сомнительное место под названием "ассоль" не имеющее ни чего общего с героиней книги А.Грина. Алкогольный притон, в котором без лицензии продают крепкий алкоголь, продают алкоголь и сигареты несовершеннолетним и постоянно происходят драки между посетителями.
Во-вторых: на втором этаже рабоает нелегальное казино, в котором жители подогретые бесплатным алкоголем проигрывают свои зарплаты и пенсии.Попасть туда не так сложно позвонив по телефону 89817151572 вам откроют дверь,оператор с удовольствием поставит ваши деньги на автомат.Некотрые из моих друзей страдают игроманией,они и поведали мне об этом месте.
От правоохранительных органов помощи ждать неприходиться,на мой звонок в 81 ОМ ,дежурный ответил,что они проверяли: "там всё легально".Но есть информация,что стражи порядка,сами не брезгуют игрой в этом заведении.
Я надеюсь что эта тема не окажеться не замеченной,и наша местная власть примет все необходимые меры.»
Рассказать эту «забавную» историю меня подтолкнуло сие откровение новичка зеленогорского форума. Откровение тревожное и, в некотором роде—даже паническое.
И в самом деле, коль скоро «стражи порядка не брезгуют игрой в этом заведении»--дело табак Можно сказать, что «обчество медленно катится в сторону разложения». Но стоит заметить: во все времена стареющее поколение, в новизне наблюдало «некий упадок нравов» и панически при этом хваталось за голову. А между тем и в наше дремучее послевоенное время в картишки играли многие и, далеко не в «подкидного дурачка».
В доме 21 по проспекту Ленина, о коем своей замечательной фотографией напомнил нам уважаемый господин Радищев, на первом этаже, в то далекое время находилось пошивочное ателье, которое пользовалось среди горожан заслуженной славой за качество исполения и уважение ко всякому клиенту.
Однажды, когда я рассказал приятелю о своем пустом кармане, в котором «блоха на аркане, да вошь на цепи», что встретил приличную деваху из старинной петербургской семьи, что стыдно в таком срамном—постармейском наряде показаться на глаза почтенным ее родителям, а для того чтобы прибарахлиться нужны деньжата и немалые,
приятель посочувствовав, схватил меня за локоть и потащил в это самое «пошивочное ателье». Портной, шустрый суетливый старичок, заполучив в моем лице свежего заказчика, обмерил меня с ног до головы, нарисовал на бумажке сумму первоначального взноса и, пообещал «нарядить меня в новый, с иголочки,костюмчик-тройку, да не позднее чем через десять дней». Приятель раскрыл свой «оттопыренный» бумажник, выдал портному заданную сумму и я, разинув рот шире Нарвских ворот и, расползаясь в довольной улыбке, потащил его к выходу.
---Придется вспомнить голодное детство,--говорю приятелю.—Подрядиться на Московской-товарной разгружать вагончики или, податься в первый таксомоторный
ночным таксистом. Там бабки сколотить можно.
---Зачем таксистом, зачем вагончики… Существуют и другие способы быстрого обогащения,-- произнес приятель и загадочно улыбнулся.
---Квартирки на уши предлагаешь ставить?—обескураженный, спрашиваю я
---Зачем же квартирки… Предлагаю картишки.
--Сека? Бура?—пожимаю плечами.
---Преферанс. Если повезет, за одну ночь можешь пяток тысяч в карман положить. Публика собирается серьезная, денежная. Вдвоем нам будет легче обделывать делишки.
Обмозгуй хорошенько, а завтра дашь согласие, или—свалишь в кусты.
Жадность фраера сгубила, На следующий вечер приятель потащил меня за собой.
Дом, к которому он меня подвел, был знаком мне с раннего детства. За высоким забором, на стыке Исполкомовской и Фабричной, он стоял как бы особняком. Кто в нем жил, что делалось за его забором, никто наверняка тогда не знал. Подъезжали «Волги», «Москвичи», проскакивали в ворота, ворота закрывались и…баста.
Поздно вечером, после десяти, приятель представил меня публике. Приняли охотно, но с заметной опаской. Приятель вызвался быть моим поручителем и легкое смятение в рядах игроков быстро прошло. А публика, признаюсь я, действительно была солидная. Управляющий трестом «Ленгосторф», что в переулке за Казанским собором, главный инженер строительно-монтажного управления некий Попченко—специалист старой царской закваски, капитан зеленогорской милиции и старый еврей Эльяшев—сын сбежавшего после революции во Францию петербургского коммерсанта-мануфактурщика. В первый вечер легкая удача мне сопутствовала и я, окрыленный, ждал следующей субботы. Через неделю, проигравшись в пух и прах, я поднялся из-за стола нищим и по уши в долгах. Но самое интригующее поджидало меня впереди.
Красотка, на которую я положил свой глаз и, не откладывая в долгий ящик, сыграл в «Жемчужине» искрометную свадьбу, оказалась дочерью того самого старика Эльяшева, который за картежным столом превратил меня в нищего. Через пару недель после нашей свадьбы, она предложила мне совершить вояж в Лугу и познакомиться с ее родителями.
Переступив порог ее отчего дома, что удобно пристроился к берегу самого красивого в городе озера «Омчино», я обалдел и растерялся: передо мной стоял старик Эльяшев…
---Боря, говорит ему Анна Ульяновна, его жена,--да он похож на еврея.
---Ничего подобного,--смеется старик,--это все евреи на него похожи. И тут же, видимо, пытаясь загладить передо мной свою вину, потащил меня в гараж, распахнул ворота и, перед моими глазами предстал американский «Додж ¾», на котором позднее я исколесил Псковскую, Ленинградскую и всю в придачу Прибалтику.
P.S. А костюм, который я с легкостью профукал в картишки, мне сшил Борис Осипович Эльяшев, который ко всему, оказался замечательным портняжкой. Талантливый человек—он во всем талантлив: и в картах, и в ремесле.

Лев Зайцев
0 x


Вернуться в «История и краеведение»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и 4 гостя