О нас!!!

Форум для общения между собой всех, кто как-то связан с Зеленогорском - живет, бывает, просто интересуется

Модераторы: автодоктор, schlos, LB

Егор
Сообщения: 8
Зарегистрирован: Ср окт 06, 2004 9:50 pm

О нас!!!

Сообщение Егор » Ср окт 06, 2004 9:51 pm

300

300



... через 10 - 12 час. появятся: зевота, пароксизмальное чихание, вазомоторный ринит, ощущение холода или жара, боли в жевательных мышцах, напряженность, ощущение онемения и тяжести в крупных мышцах, тахикардия, артериальная гипертензия, к к-рым присоединяются боли в мышцах спины, конечностей, судорожные подергивания отдельных мышечных пучков, тело покрывается слоем липкого пота с характерным запахом, на вторые сутки температура достигает 38`, отмечается рвота, боли в кишечнике с частым жидким стулом, больной перестает спать, лишь ненадолго забываясь в дневное время, состояние подавленное, аппетит отсутствует, попытки поесть вызывают рвоту, часто с желчью.

( Б.М.Э.)

Их очень много.

Мы не задаемся целью распознавать их, но мы видим их ходящих по улицам, стоящих у входа в метро, покупающих сигареты... в общем, они везде, - лишь только умей распознавать их.

. . .

Вот бабушка едет на эскалаторе, а вокруг нее трое парней едут с той же скоростью. Перед парнями много людей, и за парнями их тоже немало, но только одна бабушка стоит среди них, и никто ничего не подозревает… А я еду на встречном эскалаторе и, как всегда, узнаю повадки окруживших бабулю парней и все понимаю: они еще с утра двинулись, и теперь они вышли в город снова наводить движения, и если они не карманники, то бабушке не грозит опасность.

. . .

Парочка героинщиков из северного района пересекла весь город в надежде выпросить хоть что-то у близкого знакомого, который заполучил немалое количество герыча и отключил телефон, чтобы не беспокоили. Парочке пришлось ехать наобум, и всю дорогу они решали что сказать, чтобы тот не отказал. В итоге они сказали, что им пиздец как плохо. Он угостил их чеком героина и сказал, чтобы не совались на хуй без звонка. Они обещали так не делать и треснулись прямо в подъезде.

. . .

- Мама, дай десять рублей, - просит наркоман свою мать, но мать не дает ему денег. - Мама, дай десять рублей, на сигареты и на дорогу, дай.

- Некуда тебе ехать! - говорит мама.

- Дай хоть на сигареты, мама,- просит наркоман свою мать.

Мать бросает десятку на тумбочку и уходит.

Теперь наркоману остается найти еще сорок рублей.

- У меня есть десять рублей,- говорит он по телефону, но оттуда отвечают, что на десяти рублях далеко не уедешь.

- Да, ты права,- соглашается наркоман.

. . .

Через два часа он находит сорок рублей, покупает чек и колется один, а потом начинает искать людей с деньгами, чтобы помочь им взять, и еще раз уколоться вместе с ними.

. . .

Триста человек нас из трехсот тысяч наркоманов в трехмиллионном городе... И мы понимаем, как неуверен каждый из нас, и как пытается обрести уверенность.

Одна из тех сук, которые живут одни со своими боксерами-суками и разводят этих собак для продажи, настучала на своего соседа, парнишку армянина в милицию, и милиционеры сначала нашли шприцы в кухонном ящике, а потом, хоть и не было ничего у него в кармане, нашли там целый грамм героина, и упрятали его на десять лет в тюрьму.

На вопрос судьи он ответил сидя.

- Вы что, не знаете, что отвечать надо стоя?!- накричал на него судья.

Он приподнялся и сказал:

- Извините, но я в первый раз здесь.

А там, Надя нервничала и звенела кольцами.

- Надя, прекрати звенеть кольцами!- выпалил он вдруг.

- Ты и с женщинами не умеешь разговаривать,- сказал судья и дал ему десять лет.

. . .

Двое парней едут в такси. Они забыли захватить с собой бабки и просят водителя одолжить им до дома. Водила чувствует, что это кидняк, но после многих просьб и клятв сдается и дает в долг 500 рублей. Парни берут пол грамма герыча и кидают таксиста у соседнего дома. Таксист выслеживает, где они живут, и решает дождаться их. Сутки не выходят наркоманы из дома,- а там их четверо. На сутки хватает им этого героина. А когда их начинает ломать в костях, они выбегают втроем и режут старика ножом в бок. Таксист, вместо того, чтобы поехать в больницу, едет сперва в милицию, а оттуда милиция уже не успевает довезти его до стационара. Спустя пол года их уже не ломает. Парням дают по двенадцать лет.

. . .

Барыга говорит парню, что в город каждый месяц ввозят вагон героина и вагон анаши, и предупреждает его выйти с рынка с правой стороны, потому что там безопаснее. Именно там и пасут парня менты. Он договаривается с ними на тысячу долларов и везет их через весь город к своему дяде. Менты объясняют ему, что это очень мало, и что он должен быть благодарен им, потому что скоро Новый Год, и они должны сделать всем близким подарки, а на 250 долларов особо не расщедришься, и они жалеют его и ему тоже делают подарок. Он благодарит их за это пятьюстами долларов, которые были у молодой жены дяди, а дяди дома не оказалось. Менты хотят отвезти его в отделение за обман, но потом берут у него деньги и выбрасывают из машины, поделив с ним героин пополам. Так надо, говорят менты. Парень добирается до первого подъезда, колет себя там и в кайфе выходит на свежий мороз.

. . .

Стервозного типа наркоманка, всегда впускала к себе в дом богатого парня. Брат-дилер щедро снабжал ее героином, и она продавала его за высокую цену богатому парню. Позволяла ему колоться у нее дома, курить и пить соки. Парень знал, что это дорого, но ему здесь было безопаснее, и он согласен был платить дорого. Парень кололся, курил сигареты и никогда не пытался сблизиться с наркоманкой.

Наркоманка поднимает футболку поверх груди и смотрит в зеркало.

- Я красивая?- спрашивает она.

Парень открывает глаза и смотрит на ее грудь.

- Ничего,- отвечает он.

Она подходит к нему и садится ему на колени. Парень пытается расстегнуть ей ширинку.

- Я не хочу трахаться,- говорит она.

Почти четыре часа продолжается их безумный секс, но парень никак не может кончить. Тогда он ложится на спину и она берет в рот. Проходит еще сорок минут. Наркоманка держит в руке член, как будто опирается на него... и рот у нее неподвижен; создается впечатление, что она ничего не делает. Парень открывает глаза.

- Ты что делаешь?- спрашивает он.

- Я сильно торчу,- говорит она.

- Вмажь меня,- говорит он ей, и она колет его дозой героина.

Парень уходит, так и не кончив.

Через два дня отец заберет парня на Средиземное море, в надежде помочь ему избавиться от зависимости, но он на второй же день познакомится с одним испанцем, и тот будет помогать покупать героин. Тогда отец вернет сына обратно.

Парень наберет номер стервозной наркоманки, но ее мать скажет, что она сидит.

. . .

Четыре взрослых наркомана на сильных кумарах пытаются завести машину. Дует ветер и идет мокрый снег. Их руки примерзают к холодному двигателю, и они жутко зябнут. Эти парни никогда бы не согласились на такое мучение, но сейчас надо срочно ехать за героином, а то через два часа они уже никуда не смогут поехать. Четыре взрослых парня колдуют над их старой машиной... на такси у них нет денег, а на метро они ездить не умеют. В это время к ним неожиданно приезжает давний друг на машине, и они воспринимают это как счастье. Они радуются, когда узнают, что у друга есть на герман деньги. «Сделать бы дело...»- думают они, и вечером того же дня совершают разбой с убийством.

. . .

- А есть где взять герасима?- спрашивает иногородний парень у парочки с кока-колой в руках.

- Братишка, единственное, что могу тебе предложить, так это съездить на Некрасовский рынок и там у азеров приобрести.

- А сколько стоит чек?

- Чек стоит 25, но надо сразу два чека вставить, чтобы нормально было... Мы вот еще с утра втерлись, и видишь, как мы...

- Есть сигареты?- спрашивает девушка с полузакрытыми глазами.

- Есть,- отвечает иногородец и дает малолетке закурить.

. . .

Я встречаю иногородца в вагоне метро и вижу, как текут у него слезы и сопли, и как чихает он и как зевает, - самые верные признаки начала ломки, - и понимаю, что, он едет на Некрасовский рынок.

. . .

Они как призраки... в метро или где-нибудь еще...

Ходячие призраки среди жителей города.

И есть всего триста человек, отделившихся от трехсот тысяч призраков... Но они никогда не забудут свою призрачность.

. . .

Парень везет свою мать к родственникам на дачу, за сто двадцать километров от города и хочет оставить ее там и вернуться. Но мать и родственники просят его остаться на ночь. Парень понимает, что ему не дотянуть до утра, и хочет уехать. Но родственники просят его остаться, хотя бы, на три часа. Через два часа ему уже очень плохо и он, вопреки всем просьбам, уезжает. Он проезжает за час сто двадцать километров и сворачивает на восток, где у цыган собирается купить готовый раствор опиума. Уже два часа ночи. Идет сильный дождь. У старой машины плохо работают фары, и почти не видно дороги. Обоими боковыми колесами попадает он в глубокую яму, и шины лопаются. На дороге почти нет машин... да и кто остановит ему в это время?.. Но вот, на противоположной стороне дороги останавливается машина, водитель выходит протереть фары. Парень бежит к нему и просит его одолжить запасное колесо. Шеф открывает багажник и парень видит, что там два колеса. Он умоляет водителя одолжить ему оба колеса и дает ему в залог свой паспорт. Водитель дает ему обе шины, взяв у него лишь номер телефона. Парнишка просит помочь сменить их, потому что он сильно болен и его всего трясет. Шеф, видя его состояние и не подозревая ничего, помогает ему в этой работе. Полностью промокшие, они прощаются и едут в разные стороны. Парень мчится на машине и считает того водителя посланником божьим. Он приезжает к старой цыганке и громко стучит в дверь. Цыганка резко открывает дверь и собирается накричать на полуночного наркомана, но, увидев полностью промокшего и измученного парня, почти за бесценок дает ему 10 кубов раствора. Парень садится в машину и колет необдуманно все десять кубиков. Он заводит машину и трогается, но, не проехав и два километра, от передозировки закрывает глаза и съезжает с дороги.

. . .

Иногда призраки перебарщивают свою дозу и умирают. Умирают призраки сладко, ничего не чувствуя. Исподтишка приближается к ним смерть и забирает их сонных. Забирает своих призраков.

. . .

Автобус «Врачи мира» бесплатно раздает презервативы и одноразовые шприцы для защиты населения от СПИДа. Наркоманы часто посещают этот автобус и меняют кровавые шприцы на новые. Менты на своем бобике издалека наблюдают за автобусом и, выбрав одного, на вид уже уколотого наркомана, выслеживают его и ловят за квартал от автобуса.

На станции скорой помощи двое врачей продают морфин и амнопон. В частной машине с открытым капотом и включенными аварийными сигналами сидят менты и пасут входящих и выходящих наркоманов, а потом, проследив за ними, ловят их за квартал от скорой помощи.

Аспирант института химии продает ангидрид уксусной кислоты, который применяется для переработки опиума. Спрятавшимся во дворе института ментам сотрудник передает по рации приметы вышедшего из лаборатории наркомана. Они ловят на улице этого парня, сажают в машину и, если не могут найти опиум, то сами кладут ему в карман чек черняшки. Опиум с ангидридом - это как пистолет с боеприпасами. Менты бьют его за квартал от института.

Менты останавливают автомобиль с наркоманом за рулем. Он ухитряется незаметно проглотить почти пол грамма героина. Менты не могут найти ничего, кроме проколов на венах. После двадцати минут переговоров, парень дарит одному из них свой машинный магнитофон, и тот отпускает его. Проглоченный героин уже дает о себе знать. Парень успевает доехать до ближайшей больницы и доползти до реанимации. Двенадцать часов лежит он под дыхательным аппаратом, после чего попадает в руки ментов, вызванных врачами. Но парень спокоен: он знает, что они здесь не подложат ему ничего, и единственное, что могут они сделать, так это поставить его на учет. Они так и делают. Парень понимает, что он смог избежать и тюрьму и смерть. Этому парню повезло, так думают менты.

. . .

Вот трое гавноедов-героинщиков идут на день рождения продавца героином. Они несут ему в подарок украденные у тети одного из них ювелирные весы. А дилер встречает их с накрытым столом, в центре которого стоит маленькая ваза с наполненными героиновым раствором шприцами. Из пришедших семнадцати человек не колются только две девочки, подружки молодых наркоманов. Один из этих троих ворует три баяна из вазы.

. . .

Сорокалетний грузин объясняет зеленым парням, как это плохо - принимать наркотики. Один из парней, вопреки нравоучению, говорит с деловым видом, что в жизни хотя бы раз да нужно попробовать все.

- Если ты так считаешь,- говорит сорокалетний наркоман, - то попробуй одолжить мне свою задницу один раз... Но имей в виду: задница это такая штука, что если просверлишь ты в ней дырку, то придется искать затычки для нее всю жизнь. Так что, смотри!..

. . .

Наркоманы из Средней Азии украли на Некрасовском рынке баранину. И теперь, чтобы приготовить плов, они заходят в магазин и воруют рис, чеснок и морковь.

. . .

Машина с открытым капотом стоит на обочине, хозяин копается в двигателе.

- В чем проблема, батя?- спрашивают вдруг появившиеся наркоманы.

- Кажется, топливо не подается.

- Сейчас, посмотрим,- говорит один из них.

И они смотрят, что случилось у бати в двигателе и что лежит у него в сумке в машине.

Триста с чем-то рублей находит один из них в той сумке и мигает глазом второму.

- Здесь мастера надо вызывать, батя,- говорит второй и они уезжают на такси.

. . .

Каждый наркоман в городе - это как отдельный вирус в организме.

Вирус настигнет любую здоровую клетку и поразит ее, и клетка сама станет вирусом.

Вирус настигнет только что родившуюся клетку и поразит ее; и молодая клетка будет заражать другие клетки.

И если по какой-то случайности вирус не настиг отдельных клеток, они все равно не выживут в смертельно зараженном организме.

. . .

Хамуха говорил, что он взял бы всех морфинистов мира, поставил бы их в один ряд и расстрелял бы всех собственными руками... и себя в том числе; и заворачивал в кафе, где собиралась нарко-тусовка. Но однажды трое незнакомцев пришли в это кафе, они поймали Хамуху, сказали, ты сука, ....., сказали, ебаная, и избили до полусмерти. А один из них потащил Хамуху в какой-то угол, поставил раком и порвал как цыпленка. Все это произошло из-за какой-то оплошности Хамухи в героиновом бизнесе. После этого он перестал говорить умные вещи.

. . .

Высокий сильно вмазанный блондин мелькает на станции метро то там то здесь. Он ныряет в дверь подъехавшего вагона и совершает там непонятные движения: снимает свою красную куртку, складывает пополам и накручивает туго, потом смотрит в стекло и интенсивно поправляет волосы; кладет куртку под мышку, потом вынимает ее оттуда, разворачивает, и опять сворачивает и кладет под мышку. Создается впечатление, что проделывает он все это, чтобы не заснуть и не рухнуть на пол. Но время от времени глаза у него все же закрываются и он приседает в коленах и держится в этом полу сидячем положении; а потом вдруг открывает глаза и опять начинает разворачивать и сворачивать красную куртку, поправлять волосы и искать что-то по карманам. Люди наблюдают за ним, они думают, что он пьяный и как-то неловко улыбаются, глядя на него. Люди боятся, что он заметит, как они наблюдают за ним, и резко отворачиваются, когда он открывает глаза. Высокий блондин не замечает этого. Он для того и укололся, чтобы не замечать ничего в этом мире. Люди удивляются, как такой пьяный человек умудряется приседать и не падать на землю.

Мне был симпатичен этот высокий блондин. Я понимал, что он невольно создал эту ситуацию, а сам отстранился от нее, предоставив мне возможность наблюдать за ней.

Он выныривает из вагона и стремительно удаляется. Через пару секунд я могу различить лишь красное пятнышко где-то вдали. Он уходит, призрак.

. . .

Мой друг называет их оборотнями.

- Везде ходят оборотни! - говорит он. - Кассир продает билет оборотню. Девушка за углом разговаривает с оборотнем, и он трогает ее за гладкий живот. Мать делает завтрак своему сыну оборотню. «Вкусно! мама», - говорит оборотень. «Прими еще, сынок». «Спасибо, мама», - говорит оборотень и идет в туалет принимать героин.

...А теперь представь, что человек исцелился и перестал быть оборотнем; он стал нормальным человеком и обзавелся семьей... Но недавно же сверкал он по ночам глазами и зубами... и все оборотни мира помнят это. Они встретят его однажды ночью за углом и подойдут к нему с целью укусить, и он не будет особо сопротивляться, потому что он сам оборотень.

Наркомания - это серьезная тема для размышления, - говорит мне мой друг наркоман, - можно написать работу... о всех этих переходах в иной мир, и о больном возвращении обратно; о точке перехода, как о ненормальном состоянии; о невозможном желании наркомана уколоть так мало, чтобы не чувствовать себя ни призраком и ни больным; о мечте вернуться в этот мир, а не только посещать его в полумертвом состоянии... Ну ты видел фильмы об оборотнях?.. Это ведь о наркоманах на самом деле: тебя укусили один раз - и ты уже обречен кусаться до самой смерти.

Я, видишь ли, не в состоянии писать об этом, я болен. Но думаю, что можно подать тему какому-нибудь хорошему человеку... - говорит мой смертельно больной друг.

. . .

Я редко встречаю кого-нибудь из нас трехсот.

Полгода назад сидел в кафе и видел: трое из этих трехсот за столиком сидят, разговаривают, кофе пьют. Было приятно видеть их, хотел даже подойти к ним... но не подошел... повеяло от них все же чем-то призрачным. Видно было, что помнят они вкус говна.

. . .

Один из этих троих во время ПУТЧа попал в тот наркотический голод, которым страдал почти весь город. Город был охвачен, как говорили наркоманы - «Героиновой блокадой». Один из этих троих, сразу же после отмены комендантского часа, вышел из дома и, придя на точку, присоединился к сорока наркоманам, собиравшим деньги для посыльного. Посыльный собрал около пяти тысяч рублей и, зайдя за угол, смылся. Через полчаса спохватились наркоманы, оцепили весь квартал и поймали глупого вечером у стадиона. Он был уколот до посинения. Желая наказать его, они кольнули его ножиком в ногу, отняли оставшиеся деньги и, не поделив их, подрались между собой. Один из этих троих, урвал половину всех денег и исчез.

Посыльный понял, что у него перерезана артерия, и истек кровью еще до окончания драки.

Потом его мама будет выступать по телевизору, будет рассказывать про своего несчастного сына, будет плакать...

И я вырубил на хуй из сети это дерьмо.

. . .

Весь потный и вонючий наркоман корчится под тремя одеялами в сильных ломках. Резкий позыв кишечника заставляет его встать и поторопиться в туалет. Парень сидит на унитазе и высерает пенистую и жгучую вонючую жижу, и моча выходит из него капельками, и долго не может остановить он больное мочеиспускание. С него текут сопли, слезы, течет липкий пот со лба, с головы, с шеи. И болит у него все: поясница, печень, почки, руки, ноги. Болит желудок, мочевой пузырь, сердце, кишки, немеет все. И зябнет он. Ох, как зябнет. Он бы лег в горячую ванну, но боится, что сердце не выдержит, как у Джима Моррисона.

Звонит телефон. Парень срывается с унитаза и торопится к телефону.

Там звонит друг.

Парень подтирает свою задницу, одевается потеплее и мчится, как может, к своему другу. Не дождавшись лифта, он, задыхаясь, бегом поднимается на пятый этаж. Друг открывает с телефонной трубкой в руке и пальцем показывает, где лежит машинка. Наркоман колет себя содержимым машинки и нажимает пальцем на кровоточащую вену. Другой рукой берет сигарету, закуривает ее... и в этот момент чувствует, что ему становится гораздо легче.

- Ну как, раскумарился?- спрашивает друг, на секунду оторвавшись от трубки.

- Да, спасибо, Лацис,- отвечает он и медленно откидывается на спинку кресла.

. . .

Молодой парень долго лежал в больнице и избавился от наркозависимости. Целый год не прикасался он к героину, и кошмарные сны перестали его мучить по ночам. Жена попросила съездить к ее родителям на дачу и помочь им в хозяйстве, а сама поехала на ночное дежурство в больницу. Он поехал туда. Вот он помогает тестю натягивать полиэтилен на парники, а потом теща кормит их супом и жареными кабачками. А потом он вспоминает, что здесь на даче у него еще с прошлого года спрятан чек героина. Он берет чек и идет в туалет... Раньше он колол по три таких чека сразу, а сейчас у него нет дозы, и чек, наверное, будет то, что надо. Он колется и выходит из туалета. Блин, чё-то многовато. Пойду погуляю, говорит он теще с тестем. Выходит на крылечко, садится на ступеньку и закуривает сигарету. А когда огонек прожжет ему пальцы, он этого уже не почувствует.

. . .

Дилер посылает в аптеку мать за инсулиновыми шприцами, "возьмешь те же самые - с красными шапочками, и вату". К дилеру приходит парень Юра. "Здорово, Юрец",- говорит дилер и Юра входит.

- Ты как, как всегда у меня сварганишь или с собой возьмешь?

- У тебя сварганю,- отвечает Юра, следуя за дилером на кухню, и тот выдает ему чистую ложку, воду и вату.

- Слышал, что Зеленому пришел капец?

- От передоза?- спрашивает Юра.

- Ну а от чего же еще.

- Ольга, дай зажигалку,- просит Юра и она дает ему зажигалку.

Через минуту он делает себе инъекцию.

- Ну как перец?- спрашивает дилер.

- Отличный.

- У меня всегда хороший перец,- говорит Ольга и убивает Юру через месяц нечаянно.

. . .

Жена сорокатрехлетнего наркомана, чтобы постоянно снабжать больного мужа, сама стала заниматься торговлей героином. Сорокатрехлетний призрак весит около сорока килограммов. У него не осталось мяса на теле, и он колет героин под кожу. Раньше он колол его в руки, потом, когда вены исчезли на руках, он стал колоться в ноги, в пах, в подмышки, в пальцы, в шею... в общем, всюду, где только можно было найти маленькую голубенькую линию, капиллярик. Когда же полностью исчезли вены на его теле, он стал колоться в мышцы и заработал множество абсцессов, которые приходилось лечить хирургическим способом. Один из этих абсцессов вызвал сепсис, и он чуть не сдох. Вообще, парню повезло, его можно считать аксакалом героинового мира; обычно парни умирают еще до того, как у них полностью исчезнут вены на теле.

Скорее всего, его жена не сможет объяснить вам, что заставляет ее заниматься этим делом.

Дни октябрьского ПУТЧа станут страшными днями в ее жизни: она не сможет встретиться со своим поставщиком (будет задержана солдатами)... Ее парень с одним легким не сможет продержаться и двадцати часов без героина и в ломках умрет от удушья.

. . .

Я еду на машине по трехмиллионному оккупированному городу и вижу везде патрули призраков. Но я почти не боюсь их, я хорошо замаскирован, я даже изнутри, уже на них не похож. Мне почти всегда удается обмануть их, потому что я один из самых старых и опытных, и я знаю все, что могут знать они. Быть дезертиром из армии говноедов-призраков, чувствовать себя вполне сносно, почти загасить вирус – это редкая удача, но я – дезертир, и на меня идет охота, и всю оставшуюся жизнь я вынужден от них бегать, забивая запах собственной призрачности всеми возможными сильно вонючими благами оккупированной цивилизации. Мне очень сильно повезло.

Моя пятилетняя дочь заговорила только в четыре года. Она боится призраков, она зовет меня к себе и просить посидеть с ней или не выключать свет, потому что привидения ходят за окном, их не видно, но они есть, и она их боится. «Не бойся» - говорю я ей, а сам пытаюсь ехать по городу так, чтобы не нарваться на патруль призраков.

. . .

Вот наркоман набирает полный шприц и колет его в руку. Наркоман вынимает шприц из руки и закуривает сигарету. Наркоман делает две затяжки и закрывает глаза. Открывает глаза и подбирает с пола сигарету. Наркоман подбирает с пола сигарету и делает две затяжки. Наркоман тушит сигарету и плюет в пепельницу. Идет в комнату и включает телевизор. Наркоман закрывает глаза, но не спит. Наркоман не спит, но ничего не видит и не слышит. Наркоман открывает глаза и закуривает сигарету. Закрывает глаза. Наркоман закрывает глаза и обжигает себе пальцы. Наркоман тушит сигарету и плюет в пепельницу. Наркоман приносит кружку холодной воды и опускает в нее свои пальцы. Наркоман смотрит телевизор и закрывает глаза. Закрывает глаза, но не спит. Не спит, но забывает дышать.

. . .

Героин в судебно-медицинском отношении. Отравление героином может возникнуть в связи с применением большой дозы препарата в качестве наркотика. Клиническая картина отравления Г. характеризуется коматозным сост-ем, глубоким угнетением дыхания с последующим падением кровяного давления в рез-те асфиксии, ослабления сердечной деят-ти и паралича капилляров. Смерть наступает от паралича дыхательного центра.

Смертельная доза Г. для взрослых 0,1 - 0,3г. При суд.-мед. исследовании трупа в случае отравления Г. наблюдаются разлитые обильные сине-багрового цвета трупные пятна, сужение зрачков, венозное полнокровие внутренних органов, цианоз слизистых.

Г. долгое время не разрушается в тканях и органах, поэтому при суд.-хим. исследовании его можно обнаружить даже через несколько месяцев после захоронения. На судебно-химический анализ направляют желудок, части тонкого кишечника с содержимым, а также содержимое печени, селезенки, почек, легких, головного и спинного мозга, кровь и мочу. Анализ основан на выделении Г. из органов при помощи подкисленой воды или подкисленного спирта ( pH 2,5 - 3,0 ) и последующей экстракции органическим растворителем ( хлороформом) или рН выше 8,0. Под влианием кислот Г. омыляется до образования морфина, который дает характерное окрашивание с раствором формальдегида.

(Б.М.Э.)
0 x

Аватара пользователя
Григорий
Сообщения: 2766
Зарегистрирован: Ср апр 21, 2004 8:56 am
Откуда: СПб
Контактная информация:

Сообщение Григорий » Чт окт 07, 2004 10:23 am

Наркомания-это ... Ну я не знаю что дальше писать. Среди моих друзей нет таких. Или я пока о них не знаю. Один был ,но соскочил. Вот уже три года как. А вот он мне подобное рассказывал. Для меня всего этого как бы нет. В основном , все только алкоголь употребляют. Но шприцов по городу-все больше. И если надо-я смогу купить :wink: .
И меня веселят рапорты антинаркотного ведомства-в Калиненграде задержали партию чехлов для сотовых с эмблемой конопли :roll: !!
Хотя еще рассказывают ,как КАМАЗАМи сжигают травку, в мартене Кировского. А ещё можно клей нюхать-его в каждом ларьке завались-бюджетный вариант.

Детская безнадзорность, безответственные родители, легкодоступность.Короче -сам скажи наркотикам -НЕТ. Начни с себя.
0 x
Жизнь-это большая ,медленная река...

ХулиGun
Сообщения: 208
Зарегистрирован: Пн янв 12, 2004 4:59 pm

Сообщение ХулиGun » Чт окт 07, 2004 7:49 pm

Все это очень страшно и ужасно...
Наркотики превращают людей в животных, этому яркий пример все эти истории которые ты написал Егор.
А тебе бы я посоветовал бросать с этим делом может еще непоздно и ты соскочиш.
Конешно тема наркомания не ис приятных, но все же она есть, несмотря на то что многие (особенно политики вспоминают ее перед выбарами), или если в их семью пришло это горе!!!
0 x
БАН ПРОЙДЁТ,А МОДЕРАТОР КАК БЫЛ ПРОКЛАДКОЙ ТАК И ОСТАНЕТСЯ.

Егор
Сообщения: 8
Зарегистрирован: Ср окт 06, 2004 9:50 pm

Сообщение Егор » Пт окт 08, 2004 12:22 am

Как же вы понять неможете эта тема "о нас" не о наркоманах вообще о жизни и о том что с миром творится!!!!

ща вот я кину еще материала почитайте, его подруга подкинула...
почитайте .....

""Малолетки""
- Маша, ты понимаешь, почему мы с тобой встретились.

( Маша криво улыбается. Её, как и меня эта ситуация смущает. На вид ей 19-20 лет. На самом деле- нет ещё 15. Краска. На волосах. На лице. На ресницах. Глаза. У них всех одинаковые глаза. Смотрят всегда прямо, не отводя взгляд. Но сквозь тебя. Не могу поймать, когда они настоящие. )


- Давай сначала выпьем. Я когда пьяная, я добрая...

- Давай. Слушай, Маша, давай сразу: С чего всё началось?

( Сразу не получается. Мы выпиваем по две рюмки, прежде чем начинается "нормальная" беседа.)

....Мне тогда 12 лет было. Я домой один раз поздно возвращалась. Че я тогда про эту хрень знала? Ну, лизались в подъездах. Раз полапает гад сопливый какой- нибудь. Любовь, е-мое, тоси- боси... Я тогда, веришь-нет, ничего не боялась. Да, ....., мне и сейчас никакой хрен не нужен. Только это по-разному. Сейчас и тогда. Тогда я не боялась, потому что ни хрена не знала. А сейчас- потому что много знаю... Короче, машина подъехала. Сама подъехала. Ну, к остановке, где я стояла. Там мужик. Говорит: "Че, уехать не можешь? Давай, садись, подвезу". Я, понимаешь, под киром была. Ну, бухая немного. И думаю: "Че такого-то? Доеду до дома." Дура обушевшая. Села. Ну, домой скорее хотелось, че, я сама что ли лезла? А козлы эти, на машинах которые, они же, скоты, хозя-а-а-а-ева! Вот едем, он мне и говорит: " Как тебя зовут?" А я ему просто так: " А вам-то зачем?" А он: "Ты, тварь невоспитанная, в моей машине сидишь. И отвечай!". Я испугалась, че он на меня орет-то... Тогда ещё ситуацию не просекла... И говорю ему: "Остановите машину, я не хочу с вами ехать!" А этот гад скорость увеличил, как заорет: "Все вы, суки, на халяву проехать хотите! Ещё грубит, скотина сопливая!" Тут я поняла, что конкретно попала. Ну вот ты пойми, чего я ему сделала? Почему они все такие злые ко мне... Я испугалась. Заплакала. Я уже потом просить стала: " Дяденька, остановите, отпустите меня!" А он, прикинь, кричит: " Не ной, сука, меня твои слезы не колышат. Ничего, тварь, я тебя проучу!" Свернул в какой-то угол, скотина, там даже фонарей не было. Знал, видимо, место. Не раз туда заезжал, урод. И сотик достает: " Аслан, приезжай, я тут одну сучку зарвавшуюся проучить хочу... Вместе все приезжайте." Ну что я им такого сделала? За что? Мама, как это все понять...

- Может, ты не будешь дальше рассказывать? Не надо, если не хочешь, сменим тему...

- Да, ....., мне по барабану вся эта хрень, веришь-нет... Пошло это всё. На встречу к солнцу. Плевать я хотела... Страшно мне было... Мне очень страшно было... Я вот тут, в голове- слышала: "Все. Все. Все." Буквы в глазах, сволочи. Таймер: 12:45. Ты знаешь, я эту поганую машину до сих пор помню. Я просила его: " Не надо, простите меня, я неправильно с вами разговаривала!" А он: "Теперь ты, гадина, понимаешь. Да поздно уже. Сам я тебя, тварь, касаться не буду, за твое неуважение ко мне. А ребятам отдам. Ну-ка, скажи, кто я?" И несколько раз заставил меня говорить: "Вы хороший, добрый человек. Извините меня." Я повторяла. Думала, что отпустит. А он плакать мне не давал... Хотел, чтобы я молчала...

- Ты его помнишь?

- А че мне его не помнить, он и сейчас со мной работает. Ильяс его зовут.

- Как же ты с ним общаешься?

- Ой, да че ты трагедию-то делаешь? Он, может, лучше всех ко мне относится. Короче, дальше слушать будешь? Или разойдемся?

...А потом эти... Друзья его приехали. Не встревай. Я сейчас говорить могу только... Что сколько? Да какая хрен разница! Ты слушай, сказано тебе... Трое. Довольна!? Один сказал: "Сама раздевайся." Понимаешь? Я уже просто ревела, мне все равно уже было. А они: "Не ной, сука, сама виновата!" А потом по очер-р-р-реди. Ой, мама, почему люди такие злые?

- Не надо, не рассказывай. Я не могу больше...


- О, тебе уже хватало. Подвинься-ка. А че, страшно стало? А мне-то как было... Потолок в машине в дырочку. Серый. У меня ежик такой резиновый был. Ни хрена себе, какая муть в башку лезет... Я поняла, сейчас они уедут, и мне надо будет идти домой. Тогда как что-то порвалось внутри. Как колотить меня начало...Ногтями лицо и волосы царапаю...Я волосы свои тогда почему-то ненавидела. И мать. Кричала тогда: "Сволочь, если бы ты не пила...Я бы дома...А ты- сука ! Сука!" Я тогда сильно мать ненавидела. Потом мне страшно и стыдно было, потому что мать нельзя обижать.

- А ты маму любишь?

- Да.

- Почему? Ведь правда, если бы не её пьянки, может, ничего бы и не было...

- Мамку мою не трогай. Больная она. Я за ней слежу. Когда вырасту... Тьфу, во меня поперло... Короче, когда у меня семья и бабки будут, я ее вылечу. И пальто ей новое куплю.

- Ты ее все-таки любишь. Почему?

- Не знаю!!! Вот на небе Бог есть, он, мать твою, все знает. А шлюха Маша не знает. Кончай на гниль давить.

- Хорошо. Другой вопрос. Что было дальше?

- А дальше моя жизнь была. Ильяс меня тогда даже до дома довез. Знаешь, в этих козлах жалость после палки возникает. Они пока тебя имеют, что хотят, то и сделают. А потом: "Прости, извини..." Мне-то их жалось в одно место не уперлась. А только попробуй покажи, что ты плевала на их жалость. Тебя за бабки имели. А теперь ты за эти бабки их нутряное дерьмо хлебать будешь.

- А какими тебе люди кажутся?

- Не знаю. Вот только я думаю всё время. Вот люди такие, как больные. Они копят-копят в себе злость, и всё плохое. Апотом им нужно на ком- нибудь выместить злость. И каждый находит себе такого человека. Вот мамка моя- на братишке моем. А дядьки- на мне. А вот надо такого человека найти, чтобы он взял и на себя всю злость собрал. Ну как вроде его весь мир того... Ну, понятно. Этому человеку очень плохо будет. А люди больше не будут болеть.

- Ты про Иисуса слышала? Вот он...

- Да нет. Понимаешь, этот человек -не мужик. Ни хрена они не могут. Тут женщина должна быть. Потому что мужики не умеют прощать. А вдруг он всю злобу на себя соберет, а потом на ком-нибудь выместит. Это конец будет.

- Ты сама это придумала?

- Не-е-е-т! Знакомый профессор во время палки рассказал. А что, сильно умно, да? Да, я в школе умной была. Пока водку пить не начала. К черту фигню всю эту. Давай выпьем.

- Лучше расскажи, как ты потом в эту сферу попала?

- Боже, какие слова-то умные... Я прямо в отстое... В бляди как попала? Да все через него, через Ильясика. Он домой меня довез. И говорит: "Приходи завтра в 8 вечера на остановку. На работу тебя устрою". Я из машины выпала и -бежать. Думаю: "Никогда больше тебя не увижу!" А домой пришла- там мать. "Сука,- думаю,- Ничего тебе не скажу." Их ненавижу, а ее- ещё больше. В ванну пошла, заперлась. Ревела. А потом, на следующий день пошла.

- Деньги нужны были?

- Ну и деньги... Да какие деньги... Ну, бывает, что денег в доме нет, и идет девка на работу. Или влетит на крупные бабки, а потом отрабатывает. А я-нет. Я еб.....ся за идею! ( Смеется.) Нет, конечно.

- А почему?

- Ты пойми. Мне мать чужой стала. Тогда я поняла- мне к ним надо. А то я дома себе вены вскрою. Понимаешь? И я пошла. Тянуло меня. Как знаешь, ну как вот болячку все время трогать хочется. Чем больше трогаешь, тем больше болит. И болит от того, что трогаешь. И остановиться не можешь... Короче, я не философ. Тянуло меня и все. Я тебе только говорю сейчас. Могла бы много про бабки наплести... На хрен! Хочу по-трезвому. Бабок никогда много нет. Ильяс забирает. Когда что затыришь-бьет. Мне некуда пойти больше, а Ильяс меня понимает. Ты не понимаешь. И плевать тебе на меня. Тебе бы твою вонючую статью сделать, да еще бабки за неё получишь... А я уйду. И никто назад меня не позовет. Да и не хочу я с вами жить. Вы меня не знаете. А Ильясик все знает, гадина. Он как мама мне.

- Прости меня... То есть нас...

- Вас, нас, раз и в глаз! Набралась ты. Не переживай. Уйдешь и забудешь. Знаешь, что в своей газете напиши? Чтобы все знали. Что меня не надо жалеть. Я так сделаю: я рожу ребенка. И тогда никто не сможет меня пожалеть.


- А как вообще девчонки приходят к вам?

- Кто как. Кого матери сами сдают. На водяру денег не хватает. Есть такие, что с десяти лет порются как швейные машинки. Потом узнают, что кроме удовольствия еще и бабки за это можно получать. И идут. Бывает, девка в чужой город приехала. Никого знакомых нет. Денег нет, квартиры нет. И пошла отрабатываться... Наркоманки- тем на дозу надо. Некоторые как я. Ха, откуда ты знаешь, может я тебе тут байку наплела про несчастную изнасилованную девочку? А ты поверила! ( Смеется ) Короче, все по- разному. Малолетки-то дуры. Шляются целыми днями по городу. Тут их "мамочка" и зацепит.

- Кто это-"мамочка"?

- А старшая ...... Она уже не работает. А малолеток собирает. И продает их извращенцам всяким... А есть козы, которым все в жизни так дается. И бабки есть, и дом . И папа с мамой. А вот любят е.....ся. Сучки.

- А вообще случается, что с вами плохо обращаются? Ну, там, бьют?

- Козлы-то всякие бывают. Ну, если бить- то только за деньги. А то бывает- купит один. Сядешь к нему в машину, а он по дороге дружков своих подсадит. И приходится со всеми, а если нехочешь, то изобьют. И выбросят где-нибудь за городом. А еще просто погулять пойдешь. Ну, в кабак там. Чтобы просто отдохнуть. Прилипнет такой гад. И всё. Маринка так погорела. Она в кабак с девками пошла. Набралась и с каким-то папиком домой поехала. Думала, все по- приличному будет. А он на Волжской садит ещё трех козлов. Маринка-то пьяная была. И что-то в ней тогда ударило. Она ведь не целка- недотрога. Давно работала. И с тремя и с четырьмя спала. За бабки. И без бабок тоже. Как хотела. Понимаешь, один раз срывает фишку... Со всеми спала. А тут -не захотела... Избитую ее всю потом нашли. Голую. И одежда рядом. Она, Мариночка моя, сильная была. Она ползла к одежде. Не звери они- одежу оставили...Думали, очухается, оденется- и домой поковыляет. А она чуть- чуть не доползла... Шлюха тоже была. Только на поминках одно про нее сказали: "Добрая была Маринка. Никому не отказывала. И зла никому не делала." Мариночка. Маринка. Теперь ее все помнят. И не судят. Неужели для этого надо сдохнуть?

- Не знаю... Проклятый город. Он сжирает людей живых...

- Да ладно, не грузись. Хочешь знать, кто к нам приходит? Постоянные клиенты- таксисты. Маршрутчики. Они как получку- и мы тут. Там палку кинуть. Или миньет- от 75 рублей. Тоже гады, у самих руки грязные, черные. А ты- пасту при себе носи. Чтобы перед тем как ты у него отс......шь, зубы и рот почистила. Ну, миньетами совсем малолетки занимаются. Тут у нас бродила одна косая дебилка. Так та вообще за жвачку отс......ть. Смотришь, только утро, а она уже из маршрутки лезет. Кого-то уже обслужила.

- Какие еще клиенты бывают?

- Пацаны, малолетки. С ними лучше не связываться. Хотят за одни бабки вдесятером. И насасываются постоянно, потому что девок трусят. Потом никак кончить не могут, козлы. Возни много, а потом еще и кинут, бабки не отдадут. Бьют больно, звереют прямо на глазах. Трясется весь, гад, как поросенок. Не получится чего, так вообще убить может. Из злобы своей... Не люблю я малолеток. Большие папочки де-нежные и добрые... Но они взрослых девушек покупают. А нам всякая срань достается...

- А бывают, ну эти, люди с нетрадици.....нетрацонными взглядами, что ли? Ой, какая я пьяная, Машка!

- Каво? Извращенцы, что ли? Да пошли они... Мне везет. Я взросло выгляжу. Ко мне даже иногда богатые папики заходят. А вот девки- попадают. Вот у нас в Марата жили Ленка и Мишка. Мамань их продавала. На водяру бабки собирала. Мишка даже больше Ленки зарабатывал, ему 13 лет было. Потом с катушек съехал. В психушке сейчас. Лучше уж там. Там кормят его.

- А где у вас обычно точки эти... Ну, где вы стоите обычно...

- А где поставят. Там и стоим. Вдоль дорог. Дорогу от Микрохирургии знаешь? По Лермонтова? Впадина такая? Вот там стоят...Вдоль дороги... В центре стоят...Возле Нового рынка. Забор с драконами на Театре Кукол ... По Байкальской вдоль дороги стоят. Синие все. Конечно, пока снимут, целый день пройти может. По Байкальской наркоманки стоят. Уделается- и на дорогу на полусогнутых... На вокзале всякая шваль ошивается. Так те просто за 50 рублей, или вообще за еду могут. Только от них обязательно дрянь какую-нибудь получишь. Иногда прямо к человеку подходят,. и предлагают.

- И что, соглашаются?

- Смотря за какую цену...

- А какие цены бывают?

- Миньет- сотка. Трах- 250. Если ты, конечно, не гнилая там какая-нибудь. Ну, не больная. Справку требуют, перед тем как... Если извращенцы- то им дороже. Тыща или больше. Ну, мразевки разные могут и за сотку...На вокзале- за 20 рэ. Наркуши- те вообще за дозу трахаются. Цепляют их на дороге, прямо на точку везут. Чек им за полтинник покупают. Те раскумариваются и дают... Тебе с клиента- 20%, а остальное- хозяину.

- А где все это происходит? Ну после того как покупают?

- В машине прямо. А че, удобно.

- Давай сменим тему. А то меня уже подташнивает... Как ты собираешься дальше существовать?


- Никак. Просто буду ребенка рожать. Я не дура лоховитая. Я ребенку цену знаю. Только немного с бабками получше будет. Будем мы с ним жить вдвоем. И, понимаешь, никакой ваш гребаный мир нам нужен не будет. Мамке только пальто куплю.

- От кого ребенка-то собираешься рожать?

- Пошла ты на хрен... Мой это будет ребенок!!! Ни от кого, понятно?! Я так потом устроюсь, что, может дальше учиться пойду. На этого, как он, который стенки красиво красит. Этот, дивайнер. Понятно? Или на парикмахера.... Вот у нас девченка была. Она по вызову работала. Ну там звонят по телефону и вызывают. Вот один раз она приехала. Там парень был. Из Марково. Деревенское бревно. Она ним спала. Потом он второй раз ее вызвал. И чем-то зацепил ее. Добрый очень. Понимаешь, она потом рассказывала: "Ни хрена,- говорит,- не понимает. Одно заладил. Мол, не хорошо ты делаешь. Нельзя так." Вот, понимаешь, не испорченный он. Как ребенок. И она в третий раз к нему сама приехала. А потом насовсем осталась. Ребенок у них родился.... Ты не думай, что я тебе тут сказки рассказываю... У них там не все чики- пики... Они уже два раза расходились. А все равно им хорошо.

- Хо-ро-шо... Плохо мне, Машка! Стремно мне-е-е-е!!

- Ну иди сюда. Не плачь. Пойдем, спать положу тебя...

На этом - конец. Машка, вспомни...


************************************************
p.s. увожаемый модератор, дело твое если хочеш сноси эту тему, просто я в ней хотел вылить материал о нашей жизни и о мире в целом.
если ты нехочеш этого то я больше небуду появляться на этом форуме. Я живу в тоже в Зеленогорске и поэтому хочу в нем участвовать.
0 x

Аватара пользователя
Григорий
Сообщения: 2766
Зарегистрирован: Ср апр 21, 2004 8:56 am
Откуда: СПб
Контактная информация:

Сообщение Григорий » Пт окт 08, 2004 1:55 am

Егор писал(а):Как же вы понять неможете эта тема "о нас" не о наркоманах вообще о жизни и о том что с миром творится!!!!


Ага, значит все-таки тема не про меня.Не о моей жизни. Грязи вокруг и так хватает. В Матери Терезы идти? Да почти никто не ходит. Следующий рассказ о ветеране-калеке с первой чеченской? А с миром подобное всегда творится. Читайте :Достоевский,Диккенс и т.п.
Констатация фактов,а свои мысли :что делаешь чтобы мир изменить? Пытаешься что-то делать? Или кричишь, что всё очень плохо?
0 x
Жизнь-это большая ,медленная река...

Аватара пользователя
abravo
Site Admin
Сообщения: 23404
Зарегистрирован: Ср дек 24, 2003 12:35 pm
Откуда: Зеленогорск/Terijoki
Контактная информация:

Сообщение abravo » Пт окт 08, 2004 8:38 am

Егор писал(а):p.s. увожаемый модератор, дело твое если хочеш сноси эту тему, просто я в ней хотел вылить материал о нашей жизни и о мире в целом.
если ты нехочеш этого то я больше небуду появляться на этом форуме. Я живу в тоже в Зеленогорске и поэтому хочу в нем участвовать.

Я не буду удалять эту тему. Наркомания - страшное зло, об этом можно и нужно говорить. Тем более я знаю, что в Зеленогорске, к сожалению, это очень актуально.
Но есть несколько просьб:
- воздерживаться от мата,
- по возможности сообщения не делать такими длинными.
0 x

Егор
Сообщения: 8
Зарегистрирован: Ср окт 06, 2004 9:50 pm

Сообщение Егор » Пт окт 08, 2004 9:44 pm

Григорий у меня сложилось о тебе мнения, что ты человек который незнает некогда проблем, за тебя или их ктото решает или ты сам себе некогда их неделал. Ты живеш на всем готовом, тебе хорошо, и все а то что происходит с другими ии воопще в целом, ты даже об этом и незадумываешся, у тебя американский взгляд на мир.

А модератру большое спасибо, за понимание меня. Я тоже буду стараться выполнить твои просьбы, за мат извиняюсь, просто иногда обычными словами не передать то что на самом деле получается. Ну буду стараться ето не использовать.

Вот еще одна статья (извиняюсь что она длинная но кто почитает тот поймет)

Концлагерь назывался «Город без наркотиков»?

Четыре года в Екатеринбурге при правительстве Свердловской области действовала общественная организация, которая, как утверждают екатеринбуржцы, насиловала, пытала, грабила и убивала людей

Четыре года назад мы рассказали вам странную историю. Три друга - поэт и ювелир с уголовным прошлым Евгений Ройзман, бизнесмен Игорь Варов и бывший наркоман Андрей Кабанов - объявили в Екатеринбурге войну наркотикам. Сказали: «Это наш город. Мы не дадим здесь торговать» («Братки вышибают «дурь» с родины Ельцина», «КП» от 2.11.99).

Возможности у троицы были. «По щелчку» друзей в Цыганский поселок Екатеринбурга (где торговали практически открыто: наркоманы стояли за героином в очередь, а на воротах висели таблички: «есть» или «нет») приехали пятьсот могучих парней из ОПС «Уралмаш». («Уралмаш» - легендарное организованное преступное сообщество, в начале 90-х подмявшее под себя Свердловск. Но в 99-м году зарегистрировался другой ОПС - общественно-политический союз «Уралмаш». То, что некоторые его члены ранее находились в розыске по делам первого «Уралмаша», служило неиссякаемым источником глумления для журналистов. - Авт.)

«Уралмашевцы» стояли посреди поселка и жмурились на солнце. Открытая торговля немедленно прекратилась.

Одновременно троица активистов установила пейджер, на который жители города стали сбрасывать места торговли. «...«уралмашевские» пацаны пошли по адресам, увещевая наркоторговцев... с той же проникновенностью, с которой они когда-то объясняли владельцам ларьков, почему те нуждаются в «крыше». Количество барыг, обращавшихся в травмпункты со сломанными конечностями, резко возросло» («Совершенно секретно», № 7 от 2000 года, статья «Вещдок на продажу. Три авторитета решили извести наркоторговлю в Екатеринбурге и объявили войну ментам», цитируем по сайту latynina.by.ru).

В подвале офиса «три авторитета» приковали за руку попросившего помочь ему «переломаться» наркомана Антона.

...Свою инициативу Ройзман, Варов и Кабанов назвали фонд «Город без наркотиков». Они объявили, что наркотой торгуют потому, что милиция с этим не борется (доказательство - скрытая съемка берущего взятку мента). Теперь, заявили фондовцы, «Город без наркотиков» будет бороться с наркотой вместо милиции. И даже так: будет бороться и с наркотой, и с милицией.

Всю проблему умная троица обещала решить за год; когда журналисты спрашивали активистов, на кой ляд им это надо, парни пускали скупую мужскую слезу: «По этим улицам ходят наши дети».

Люди, отважившиеся подняться против вселенского зла, вызывали уважение, однако большинство журналистов решили, что фонд есть предвыборный трюк ОПС «Уралмаш»: его лидер Александр Хабаров активно светился со «святой» троицей и баллотировался в Госдуму.

А потом выборы прошли. А «Город без наркотиков» остался.

«Веселуха» для журналистов

С тех пор редкая газета не писала о фонде три - пять раз. Сотни публикаций. Сотни часов эфира на ТВ («Взгляд», «Времена», «Основной инстинкт»)... Несколько фильмов (в том числе западных).

О том, что фондовцы есть представители оргпреступности, журналисты писали напрямую. И даже впрямую называли группировки: Ройзман - с «Уралмаша», Варов - из некогда враждебной «Уралмашу» ОПГ «Центр», Дюша (бывшего наркомана Кабанова все зовут по кличке) - «синяк» (ОПГ «Синие»).

Расклад по группировкам, если верить печатному слову, озвучивал сам Ройзман («Лечилово», «Коммерсант-Власть» за 9.10.99). Он же, светясь от счастья, рассказывал автору «Совсекретно» о том, как однажды они с Варовым гнались за «крышующим» барыгу милиционером: «Ты представляешь, а? Мы, уголовники, гонимся за опером, а он от нас удирает задним ходом!»

СОБСТВЕННО, ПОТОМУ МЫ О НИХ И ПИСАЛИ. Нам, столичным журналистам, казалось: то, что в Екатеринбурге за барыгами и милиционерами гоняются уголовники - чрезвычайно весело. Такая, как выразился «Совсек», «карнавальная история»: «vodka, troika и ОПС «Уралмаш».

«И он обгадился в нашей машине»

Весело было только в Москве.

Евгений Ройзман (по крайней мере так утверждает он сам) передал отснятый на милицию компромат губернатору Росселю; «Город без наркотиков» ввели в Межведомственную комиссию по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту при администрации Свердловской области (ее, на минуточку, возглавляет вице-премьер правительства Спектор). Фонд въехал в двухэтажный особняк в центре Екатеринбурга. На фасаде повесили вывеску «Правительство Свердловской области».

Милиция (по понятным причинам пытавшаяся устранить самозванцев), получила: во-первых, выволочку; во-вторых, жесткое указание с фондом работать. И началось то, что историки и исследователи из НИИ МВД, вероятно, когда-нибудь назовут Великой Свердловской Правоохранительной Аномалией.

У меня в руках - бюллетени «Города без наркотиков» (хроника деятельности фонда ежемесячно выкладывалась на сайт http://www.nobf.ru в Интернете и издавалась в виде брошюр; «тетрадки» доставлялись в органы власти, суды и свердловскую областную библиотеку имени Белинского). Велась хроника фонда от лица президента - Ройзмана.

Читайте.
«17 сентября... Нашли бородатого, как Карл Маркс, цыгана Панаркина Василия... (кличка у него Вася Луноходов). Дали ему деньги на 5 граммов, проследили, что он пошел в дом № 65 по улице Колхозной. Выйдя оттуда, он передал Хате героин и тут же был повязан... Этот 50-летний «бегунок»-торговец так перетрусил во время задержания, что навалил полные штаны (как назло в нашей машине). Вот моду себе взяли, скунсы противные. Наркотиками торговать не боялись» (бюллетень за сентябрь 2002 года).

Не сомневайтесь: именно это читали власти и свердловская библиотека. Во фривольной форме здесь описана совместная фондовская и милицейская операция - контрольная закупка. Луноходов не знал, что давший ему деньги Хата работает с операми; теперь он будет сидеть в тюрьме.

В каждом из бюллетеней задержаний - десятки. В одном из них - простая констатация факта: «Из двадцати двух задержанных в этом месяце наркоторговцев девятнадцать задержаны с участием фонда».

В интересной позе

Было так. Вначале поставленная в интересную позу милиция плевалась: «Нам?! Работать с ЭТИМИ?!» Но фонд (учредители Ройзман и Варов - богатые люди) стал выделять нищим ОБНОНам машины (ездить на задержания), бензин, деньги для контрольных закупок. Милиционеры стали возмущаться тише.

К началу 2001 года механизм работы отладился полностью. Фонд выбирал барыгу (пейджер). Фонд находил наркомана, согласного совершить закупку. Выделял понятых (дефицит штатских, которых можно взять на операцию - вечная боль органов); предоставлял меченые деньги. И наконец, когда операция бывала полностью готова, фонд приглашал сотрудника ОБНОНа.

«Сотрудничество фонда с екатеринбургскими стражами порядка, - написали «Известия» («Сопротивление муравейника», 13.08.03), - строится по тому же принципу, что и у Шерлока Холмса с инспектором Скотленд-Ярда Лестрейдом. От милиционера требуется лишь прийти на задержание и взмахнуть корочкой».

...«Але, Федор Михайлович. Ет Леха вам звонит (фрагмент бюллетеня за июнь 2002 года: лучший сотрудник фонда Леха по телефону уговаривает начальника ОБНОНа Верх-Исетского РУВД Екатеринбурга Федора Загнибороду поехать провести контрольную закупку. - Авт.). Поехали сработаем? Федор Михайлович, ну поехали приделаем цыган - тебе орден дадут. Что, говоришь, выговор влепят? Да ладно, мы тебя отмажем. Что, жену не видел 2 дня? Да ладно, купим мы тебе резиновую бабу. Да есть у нас закупщик, и деньги есть, и рации... Федор Михайлович, да кого ты боишься? Федор Михайлович, ты будешь работать или нет? Федор Михайлович, скажи мне, кто тебя обидел?» И так минут по сорок». Потом Леха клал трубку и сообщал товарищам: «Уф, редкий замудонец. Поехали, я договорился».

На оперативках президент фонда стыдил ленившихся сотрудников: «Вы не менты!»

По данным ГУ МВД по Уральскому округу, только в 2002 году фонд и милиция совместно задерживали преступников 327 раз.

Великая Свердловская Правоохранительная Аномалия

Вернемся к бюллетеню.

«Кроме того, мы помогали судам собирать свидетелей. Обеспечивали явку. Возили следователей на очные ставки. Предоставляли транспорт и технику. Давали закупочные деньги. Делились добытой информацией».

Что еще? Предоставляли переводчиков на процессы. Еще? Участвовали в них. Еще? Писали жалобы. «Наркоторговке такой-то (имя пропускаю. - Авт.) судья сякой-то дал семь лет. Мы написали жалобу: считаем, что это слишком мало».

Перечислить, какие службы фонд подменил здесь? Судебных приставов, прокуратуры...

Что характерно: после жалоб фонда приговоры отменяли. Если же не отменяли, фонд писал примерно так: «Судья Воронов отпустил Лиду... Судья Воронов не мог не знать, кто такая Лида... ...он понимал, что она сбежит... Теперь вся банда в сборе. Оптовик Асиф Аюб Оглы... сама Лида... и примкнувший к ним говнюк судья Воронов. Хотя причислить судью Воронова к говнюкам - говнюков обидеть...» (бюллетень за июль 2003 года).

Когда ход процесса особенно не нравился, Ройзман в суде плевался.

Но особенно ярко «Город без наркотиков» выполнял функции милицейского УСБ: «мочил» предателей в погонах. Каких только гадостей Ройзман и компания не выкладывали на сайт. Милиционер, застигнутый без трусов на квартире известной наркоторговки (той самой Лиды; опер был вынужден уволиться). Все - с должностями и фамилиями...

В общем, «Город без наркотиков» оказывал мощную помощь правоохранительной системе. А главное, фонд... научился лечить наркоманию.

Невозможное стало возможным

«Наркоман - это чухан, - проповедовали Ройзман, Варов и Кабанов. - Скотина. Его не надо лечить. Потому что наркомания - не болезнь».

Идея была: если наркомана год продержать в стерильном состоянии, мозги его придут в норму, и человек перестанет колоться. Главное - заставить «скотину» переломаться.

Первого - Антона - «ломали» в подвале; сердобольный Варов белой рукой с брильянтовым перстнем пихал болеутоляющее в слюнявый наркоманский рот. Потом несчастные родители повалили валом. «Скотин» везли в багажниках, вели на цепях.

Фондовцы сняли заброшенный дом; поставили шконки в два этажа и втиснули пятьдесят реабилитируемых (на каждого наручники). Кормили хлебом и водой (чтобы в голове только - «вот бы пожрать»). Через месяц - трудотерапия.

С точки зрения медицины метод был странным: ну избавился человек от физической зависимости. Психическая-то никуда не делась. И потому, когда фондовцы объявили, что колоться у них перестают 85 (иногда они говорили 80) процентов... Небо рухнуло на землю. Таких цифр не было НИГДЕ В МИРЕ. Считали, что они невозможны.

В фонд встала очередь; в ногах у Ройзмана валялись родители из Госдумы, МВД... Пара десятков вылечившихся «пациентов» остались в фонде «операми»; это они ездили на закупки и сажали наркобарыг.

Слава земная

Надеюсь, теперь понятно, почему Ройзману прощалось даже плевание. Фонд был обласкан; Евгений Ройзман стал советником губернатора, по некоторым данным, посещал заседания Совета безопасности области. Ройзмана приглашали делиться опытом в МВД. Восемьдесят процентов опрошенных одним телеканалом женщин сказали, что хотят иметь от Ройзмана ребенка.

Делегации в РЦ (теперь центров было уже три) шли не останавливаясь. Уполномоченные по правам человека, врач Назаралиев, в июле 2003 года - Людмила Нарусова...

Журналисты, описывая екатеринбургское чудо, называли фондовцев «Робин Гудами». Некоторые даже стали ставить вопрос: не являются ли выходцы из «теневой» среды здоровой движущей силой всего государства. Ведь не воруют (уже богаты) и живут честно (по понятиям)...

И вдруг среди ясного неба грянул гром. 15 августа этого года отряд СОБРа вынес ворота женского реабилитационного центра (частный дом на окраине города), вроде как проверяя сигнал о грузящих мешки кавказцах.

Реабилитируемые наркоманки, вчера сладко улыбавшиеся Нарусовой, разрыдались и сказали, что в реабилитационном центре их мучают, истязают и бьют.

За восемь дней до (!) публикации в редакцию пришло письмо:

«...Ульяна (Скойбеда. - Ред.) появилась у нас в фонде. Глаза у нее горели, а ноздри раздувались - я ее просто испугался и отказался с ней разговаривать... Со своей стороны, смею вас заверить, что я не совершил ничего недостойного.

Президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман».
«Я ненавижу вас, подлые наркоторговцы... Вы изнасиловали мою страну. Я ненавижу вас, проклятые! Я обещаю вам, что все вы будете сосать на том свете. И на этом тоже!»
(Крик души Евгения Ройзмана из бюллетеня фонда «Город без наркотиков» за февраль 2003 года.)

Рассказ бывшей реабилитантки

Двадцатилетняя девочка, лукаво подведенные глаза. Наташа Принцева когда-то была наркоманкой. Лечилась, колоться вроде перестала, но...

4 марта 2003 года мать обманом привезла ее в фонд «Город без наркотиков». На улицу Белинского, 19.

- Тетка со злым лицом. Говорит: «Твоя мама написала заявление. Месяц будешь на наручниках, хлебе и воде». Я опешила. «Я не собираюсь, - говорю, - у вас оставаться». А она: «Извини, за тебя все решили».

Тетка со злым лицом (от редакции: все события - со слов Н. Принцевой) вызвала двоих охранников. «Мама, не отдавай меня!» - кричала девчонка; охрана уволокла ее и втолкнула в комнату под лестницей.

Что чувствует свободный совершеннолетний человек, которого силой волокут и запирают под лестницей? Наташа рыдала и колотила в дверь. Через четыре часа перестала. Когда девушку сажали в машину, она попросила покурить. Охранник сказал: «Ты, овца, не в сказку попала...»

«Не сказка» была деревенским домом. За ногу приковали к батарее. Отцепка, чтобы сходить в туалет, - четыре раза в сутки. Еда - хлеб, чеснок, лук.

На вторые сутки охранник центра Бондарь (все реабилитанты были известны только по кличкам, саму Принцеву в РЦ звали Покемоном. - Авт.) принес Наташе бланк заявления. Девушке надо было подписать, что она соглашается на реабилитацию; девушка отказалась. Когда Наташа говорит, что произошло дальше, у нее каменеет лицо.

- Он отвел меня в подвал, положил на лавку. Двое держали...

Наташу выпороли. Хлестали ремнем, пока не подписала. Что чувствует свободный совершеннолетний человек... Впрочем, дальше было хлеще. Когда девочку пристегнули обратно, она выдернула из кофточки шнурок, привязала его к батарее и попыталась удавиться. Соседка по «шконке» заголосила...

За попытку суицида пороли «трамалом»: скрученной из проволоки пятихвостой плеткой (садистская шутка: в традиционной медицине трамалом называется болеутоляющее, облегчающее ломку. - Авт.). Потом Принцеву повесили «звездочкой»: руки приковали наручниками к потолку, ноги к лавкам; девочка висела, не касаясь земли. Средневековая дыба - такая актуальная вещь...

Свобода слова

Когда я впервые услышала все это, волосы у меня встали дыбом. Реабилитационные центры «Города без наркотиков» не были закрыты от общественности. Их показывали по телевизору... В 2000 году я и сама была в одном из РЦ. Койки, улыбки... КАК МЫ МОГЛИ НЕ ЗАМЕТИТЬ?! КАК МЫ МОГЛИ НЕ ЗНАТЬ?!!!

Наташа смотрит на меня, как на дефективную.

- А как бы вы узнали? Приезжала летом Нарусова. Прямо перед ней в комнату вошел Кабанов. Сказал: «Ради Бога: говорите все, что хотите. Вы знаете, что вам за это будет». Зашла она, говорит: «Как дела?» А Дюша из-за ее спины кулак показывает. Ну мы тут все заулыбались...

В бюллетенях фонда «Город без наркотиков» (июль и август 2003 года) говорится, что Людмила Нарусова была в восторге и обещала рассказать об уникальном опыте Путину.

- Наташа, - не могла поверить я, - но почему вы молчали? Ведь Нарусова вытащила бы вас. И потом вы могли сказать правду на камеру. Там были журналисты...

Девчонка смеется.

- Я сказала один раз. Лежу, входят Ройзман и журналист. Ройзман говорит: «Это прямой эфир, говорите что угодно». Я: «Точно?» Он: «Точно». Я и заорала: «Мамочка, забери меня отсюда!!!» Они сразу срулили...

Контроль за информацией (все подробности - из показаний бывших реабилитанток. - Ред.) в центре был полный. Письма - только через «сотрудников»; малейший намек «мама, мне плохо» - на наручники.

«На карантине» (в комнате, где лежали прикованные) было запрещено материться, громко разговаривать; запрещено проносить в комнату еду и сигареты. Одна девчонка зашла «на карантин» с кружкой - выпороли весь «карантин». Еще одна покурила - «карантин» приседал пятьсот раз... Звали реабилитанток однозначно: «животные».

Милая деталь: среди освобожденных оказалось несколько ранее судимых. Все сказали: фонд - это АД...

Я не хочу вводить вас в заблуждение: «пациентки» были далеко не ангелы. Они регулярно (выход за территорию запрещен, но охрану можно уболтать) доставали у соседей водку; за это наказывали и их, и охрану. Почти у всех девочек был сифилис или ВИЧ. И, однако же, все это не давало никому права мучить их...

Однажды девицы сбежали: выкрутили решетку украденной за обедом ложкой и до утра шли до Екатеринбурга. Кинулись к родителям, а те закричали, что дочери врут, и сдали их обратно в фонд...

...В общем, когда вдруг приехал СОБР, девочки даже отказывались верить в происходящее. Из тридцати трех уехать и написать заявления согласились девятнадцать. По словам милиционеров, среди них была дочь замглавы администрации Пермской области.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»[B/]
А вот как описывают реабилитацию бюллетени фонда:
«...парни и девчонки работают... в огороде: пропалывают и поливают грядки. Выросла морковка, которую не стыдно послать на ВДНХ».

«...купили водные лыжи и в выходные катаются на моторной лодке по Шарташу».

«Несколько раз... делали шашлыки... Дюша обещал сделать плов».

[B]Операция «Освобождение»

Это был переворот. Евгений Ройзман, советник главы администрации губернатора, спаситель наркоманов - и вдруг их мучитель?!

Захват центра - собровцев в масках, зареванных девиц и кричащего матом («они же завтра на панели, б...ди, будут все колоться») Кабанова с утра до ночи показывали все екатеринбургские телеканалы. События развивались бурно.

Собровцы скрутили Дюшу и отвезли его в КПЗ.

Перед зданием УБОПа, куда повезли допрашивать горемычных наркоманок, митингом встали их родительницы. Женщины держали плакаты и скандировали: «ВЕРНИТЕ ДЕТЕЙ В ФОНД!!!»

Сотрудники управления по борьбе с оргпреступностью не могли выехать за ворота: перекрывшие улицу машины садились им на хвост и «вели» по городу; «наружку» пришлось отсекать с помощью ГИБДД.

Чтобы успокоить матерей, милиционеры пустили к освобожденным священника; выйдя на улицу, тот сказал на телекамеру, что девочки - пьяные и обдолбанные; фонд немедленно откомментировал, что в УБОПе освобожденным дали водку и героин.

На следующий день девицы давали пресс-конференцию. «Мне тридцать лет, я мать двоих детей, - сказала наркоманка Елена Алешина. - А эти малолетки лупят меня ремнем, да еще приговаривают: «У тебя жопа большая, красивая - тебе не больно». Я им: «Да нет же, больно!» А они впятером соберутся - и радуются на мою жопу...»

Прорвавшиеся на пресс-конференцию фондовцы орали, махали плакатом «УБОП и наркомафия едины»; психолог фонда Елена Гинц (по словам Принцевой, именно она порола ее «трамалом») кричала на наркоманок: «Цыц, животные». «Слышали? - подскочили на этом месте девчонки. - Это они при вас-то! А представьте - наедине как!»

Милиционеры показали приказ, что даже они не имеют права держать человека в наручниках больше двух часов. Начальник УВД Екатеринбурга Тимониченко заявил, что «так называемый реабилитационный центр» - это концлагерь, что у него, Тимониченки, есть ИВС, и там условия лучше: по крайней мере, на парашу можно ходить не четыре раза в день, а без ограничения.

Но общество в целом... встало на сторону фонда.

Фонд ничего не скрывал

Об истязаниях и пытках руководители фонда сказали, что это наркоманские сказки: девочки выдумывали, чтобы скорей уколоться. А что до порки, то это никогда и не скрывалось. Ройзман даже интервью давал, что «порка есть моделирование ответственности». И вообще, какая разница, какими методами действует фонд, если эти методы так эффективны? 85 процентов не излечивается нигде в мире...

В общем, Людмила Нарусова выступила в СМИ и сказала, что «там все нормально» и что «она все видела своими глазами».

Екатеринбургская епархия отслужила на площади службу за то, чтобы «правоохранительные органы одумались».

А губернатор Россель выступил по телевидению и сказал, что «советует Евгению Ройзману самому подать на милицию в суд».

Права человека

Самое трудное для милиционеров было после этого вернуть девчонок домой. Убоповцы привозили их к квартирам - матери орали дочерям: «Идите в фонд!!!» Бедняги рыдали: «Лучше - под трамвай...»

Свою жестокость родители оправдывали просто: «Она завтра начнет колоться» (к сожалению, в половине случаев это оказалось правдой). Мне удалось встретиться с одной родительницей. Говоря о милиции, она визжала от ненависти...

- Брошены родители наркоманов оказались на произвол судьбы, - сказал мне высокий уральский милицейский чин. - Нет системы, которая бесплатно лечила бы наркозависимых или хотя бы позволяла родителям годик отдохнуть от них; а жизнь родителя наркомана - кошмар... Вот люди и оказались перед выбором: или ничего, или фонд...

Я вторично посетила РЦ; оставшиеся в нем девицы говорили, что в фонде счастливы.

Я не знала, кому верить...

Между тем по заявлениям об истязании девятнадцати девушек возбудили уголовное дело; в рамках него операция прошла и в мужском центре. Один из освобожденных (только не смейтесь) написал заявление, что наркоманом не является, а является алкоголиком, и его, тридцатидевятилетнего мужика, тоже против воли сдала в РЦ мама. «Считаю, - написал он, - что меня незаконно похитили, удерживали и лишали пищи».

Тут до общественности стало что-то доходить. Если наркоманы для нас, обывателей, и правда люди не совсем полноценные (по закону они не поражены в правах. - Авт.), то алкоголики - совсем другое дело. Да у нас, в России, каждый третий - алкоголик...

Ройзман заявил, что должен спасти «Город без наркотиков», и зарегистрировался кандидатом в Госдуму.

А потом был обыск в фонде.

Письмо матери освобожденной наркоманки
Прокурору Свердловской области
от Андриенко Н. М.
Сургут.

15 августа 2003 года моя дочь Андриенко Елена была увезена из фонда «Город без наркотиков» сотрудниками милиции. Я была категорически не согласна с их действиями. Теперь все страшное, что я ожидала, свершилось. Елена опять на игле, терроризирует всю семью. Что с ней и с нами будет дальше, я не знаю.

В связи с этим хочу «низко поклониться» и передать «пламенный привет» ОВД города Екатеринбурга, которое «помогло» моей семье, и пожелать милиционерам, чтоб их постигли такие же ужасы, что и меня.
(Выложено на сай http://www.nobf.ru)

«В пруду тонет человек... Ты, рискуя жизнью, бросаешься в воду и с огромным трудом вытаскиваешь человека... И вдруг... к тебе подбегают... собровцы... и говорят: «...мы видели, что ты его за волосы вытаскивал...» Теперь вы представляете, в какую ситуацию мы попали?!»
(Выложено на сай http://www.nobf.ru)

В рамках уголовного дела в фонде провели обыск. Изъяли базу, получили список всех когда-то бывших в фонде реабилитантов (надо объяснить: фамилии наркоманов «Город без наркотиков» не давал никому, никогда). Сумели установить адреса ста человек Отправили запросы в девятнадцать городов России... Читайте. Эти люди давно на свободе. В отличие от, возможно, действительно спешивших покинуть РЦ девочек, им незачем лгать (тем не менее показания будут считаться истиной, только когда будут проверены следствием и если состоится суд. - Ред.).

«Пороли тросами металлическими в тканевой оболочке... периодически били руками, в основном ногами» - мальчик из Екатеринбурга.

«За курение, прием пищи не той, которую выдавали в фонде, и иные малейшие нарушения били ремнями, железными тросами, черенками от лопат» - Кемеровская область.

Сарапул: «Одному из излечивающихся сломали руку, и он пять дней ждал врачебной помощи».

Есть показания, что били битами по ногам, чтобы «не смог убежать». Что человек убежал и пятьдесят километров шел до Екатеринбурга по снегу. Что еще одного парня избивали в присутствии Ройзмана, и Ройзман говорил, чтобы тот скорее умер...

Илюша Букатин и умер.

Убийство

Это уголовное дело 2002 года. 17 мая в РЦ фонда вызвали «Скорую». Врачи нашли труп 20-летнего Букатина; парень был избит, умер от болевого шока.

Дежурившие охранники рассказали чудную историю: накануне вечером Илья спилил в туалете решетку и сбежал; они, охранники, нашли его дома и забрали обратно. Да вот незадача: по пути от центра до дома на Илью якобы напали. Уж спасали охранники, спасали реабилитанта...

Неувязочка: мама Букатина, Татьяна Алексеевна, утверждала, что прибежавший к ней сын был неизбитый, веселый и живой. Он смеялся, примерял перед зеркалом новую кепочку... Женщину никто не послушал. Теперь, через полтора года после того, как на могиле Илюши выросла трава, у милиции появились показания бывшего реабилитанта, что парня по имени Илья 17 мая 2002 года убили в фонде (по этому делу сейчас работает Генпрокуратура).

Вот показания очевидца (конечно, их тоже нужно проверять). Беглеца били; били охранники, лично директор РЦ Максим Курчик и все находящиеся в РЦ реабилитанты. Свидетель объясняет, почему били реабилитанты: за то, что Илья сбежал, всех их для профилактики обработали метровым «трамалом». В процессе (жалея родителей, не буду описывать его подробно) взгляд Ильи остекленел.

Каждую неделю папа, мама и бабушка Ильи Букатина ходят на кладбище к сыну. Пусть наркоман - для них лучше не было на свете. Устраивая сына в «Город без наркотиков», они думали, что это честная «мужская» организация, где никто не будет глумиться над больным.

За прошедшие после смерти Ильи годы президент фонда «Город без наркотиков» так лично и не принес им соболезнования. Так и не позвонил.

«Да знали все...»

Бывшая сотрудница фонда Лена Волкович говорит, что избиения там были в порядке вещей.

- Сижу за компьютером, а во дворе барыгу лупят - прямо под окном моего кабинета...

ЧТО, ОБ ЭТОМ НИКТО НЕ ЗНАЛ?!

- Да знали все, - говорит Эдгар Далевский, президент Свердловского областного фонда по борьбе с наркоманией «Двадцать первый век». Отставные милиционеры создали фонд в 99-м году - сразу вслед за Ройзманом. Так что Эдгар Юрьевич - это «ответ Чемберлену».

- Знали все. Люди сбегали из этого фонда. Бежали в милицию, писали заявления. Заявления все есть. И в Москву писали. И я писал. «Избиения происходят в здании с табличкой «Правительство Свердловской области»...

Чтобы покончить с темой: больше в фонде никто не умирал. Но...

- Проверяем фамилию реабилитанта, - делились со мной оперативники ОРБ (оперативно-розыскное бюро ГУ МВД по Уральскому округу), - выясняется: из фонда сбежал, домой не прибежал. Год как нет. Звоним родителям, спрашиваем: сын-то, мол, ваш где? А те: «Нам это неинтересно»...

Озлобленные родители (наркоман может достать любого) даже не объявляли детей в розыск. А между мужским и женским РЦ (пять минут от одного и пять минут от другого) есть заброшенное кладбище... Впрочем, возможно, это милицейская паранойя.

Я ненавижу себя

Сижу вечером в номере, ненавижу милицию. Какие же, думаю, гады. Знали - и работали с фондом, и брали от фонда деньги. Еще ненавижу «Скорую помощь». Мне показали лист вызовов по волшебному адресу: Фабричный переулок, 15, - в мужской РЦ. «Черепно-мозговая травма», «вскрыл вены», «избит: в крови»...

Знали, ВСЕ знали; это какой-то заговор, проклятый город...

Стук в дверь, парень с невразумительной внешностью: «Вы из Москвы? Мне надо показать вам, как работают в фонде». Дал фотографии и убежал.

Беру карточки - сползаю по стене.

Прикованный в позе Христа к какой-то решетке парень. Два сияющих счастьем ублюдка засовывают ему что-то в рот. Следующее фото - парень бессильно висит. Изо рта у него торчит ПАЧКА ШПРИЦЕВ.

Следующее фото - кто-то лежит. Штаны у него спущены, в зад воткнуты восемь шприцев...

Сижу на полу и рыдаю.

«Коммерсант-Власть», 99-й год, статья о фонде: «На рынке (уралмашевские бойцы. - Ред.) поймали наркомана... спросили, где он берет героин. ...через некоторое время взяли и барыгу. Его тоже привели на рынок, повесили на грудь табличку «Я продаю наркотики», сняли штаны, вкололи в задницу несколько шприцев и тоже поводили по рынку. Потом привязали к дереву и оставили на три часа вместе со шприцами. Старухи на рынке били его кошелками... Кого-то стошнило».

Мы, журналисты, ТОЖЕ ЗНАЛИ. Мы ничуть не лучше других.

Как фонд проводит контрольные закупки

В Екатеринбурге есть люди, которые лучше других. К примеру, это судья Сергей Казанцев. 20 июня этого года - еще ДО ТОГО, как началась милицейская пляска с женским центром, - он запретил привлекать «Город без наркотиков» к оперативным мероприятиям. Уж больно дело было вопиющим.

5 февраля (все события - со слов потерпевшей и из приговора суда. - Авт.) Наташа Ковалева (фамилию и фото публикуем с согласия потерпевшей. -Ред.) - двадцать лет, нянечка в детском саду, замужем, есть дочь - пошла за хлебом. На лестнице ей встретился сотрудник фонда «Город без наркотиков» Александр Мурзиков.

В машине возле подъезда сидели милиционеры и фондовцы : «Чё, откайфовала, соска?» Наташу посадили внутрь; наверху, в квартире, шел обыск.

Потом Мурзиков завел девушку в подъезд и расстегнул ширинку: «Оттрахаю - отпущу». Наташа кричала; пришел опер Кировского ОБНОНа Луканин: «Чё ты, пусть пацан позабавится». Но было уже пора ехать в РУВД; в милицейскую машину посадили Наташиного отца, а девушке сказали ехать с фондом. Фондовцев было двое. Вместо РУВД они привезли Наташу на стройку.

«Вот, - был продемонстрирован белый сверточек, - твоя доза. Не дашь, мы тебе ее или вколем, или подкинем». Ковалева в тот момент видела героин в первый раз в жизни.

Насиловали долго, потому что от шока Наташа была как кукла, и у парней никак не получалось. Они упрекали: «Ну что ж ты такая холодная? Ты нас не хочешь», - а у нее брызгали слезы и к горлу подкатывала рвота, и тогда добрые молодые люди предложили все же «поставить» шприц: мол, так будет легче, появится желание. Еще парни сетовали, что забыли презервативы: «Блин, обычно по две пачки берем». А еще время от времени звонил опер Луканин, и фондовцы отвечали: «Мы берем у нее оперативную информацию».

Наташа во время этого увлекательного процесса думала, как бы скорее попасть в камеру, чтобы там повеситься.

В милиции, поскольку наркотика у девушки не нашли, Наташу не задержали, а задержали (здорового человека заставили написать заявление на реабилитацию) в фонде. В общем, выйдя за хлебом, домой Наташа вернулась через двое суток. Любой бы на месте девушки затаился. А она - написала заявление! И суд взял и подлецов осудил! Я думаю, это был гражданский подвиг. Давили ли на судью - я не знаю. А на Наташу давили. Милиционеры спрашивали: «Зачем тебе это надо? ОНИ держат город. Или денег дадут, или...» Неизвестные приезжали к Ковалевой по ночам, пытались открыть дверь. Денег предлагали раз двадцать: и штатские, и милиция, и сотрудники ФСБ...

Суд определил, что милиционеры оказались просто статистами у «проводящих закупку» наркоманов. Кстати, оказалось, что на прошлой закупке Мурзиков спер у оперов ключи от машины задержанного; отогнал машину в автосервис и там разукомплектовал.

Робин Гудов не бывает

В 99-м году в первой статье о фонде я писала, что «наркоборцов» можно упрекать в чем угодно (фонд воспринимался как передел рынка), но, если они спасут хоть одного наркомана, я прощу им все. Теперь скажу: создатели фонда могут спасти хоть двести наркоманов. Одну Ковалеву я не прощу ни за что.

С Натальей Ковалевой я встретилась в женском СИЗО. Несмотря на то, что судья установил: сотрудники «Города без наркотиков» БЫЛИ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ в том, чтобы девушка села за торговлю наркотиками, уголовное дело против нее все равно возбудили. В милицию пришел трижды судимый, неработающий, наркоман со стажем - и сказал, что купил у Наташи дозу (на очной ставке, по словам Ковалевой, закупщика представили внештатным сотрудником фонда, но в уголовном деле этого нет. - Авт.). И Наташу посадили (суд над ней идет в эти дни).

Я рассказываю это, чтобы вы лучше поняли влиятельность фонда. Чтобы вы еще лучше ее поняли, скажу, что тот самый насильник Мурзиков, будучи уже арестованным, продолжал выступать в судах в качестве понятого по прошлым своим закупкам. На одно слушание - по делу некоего Турчанинова - Мурзикова везли В ОДНОМ АВТОЗАКЕ с Турчаниновым. А второй понятой (по словам Турчанинова) на суд не явился, потому что находился в розыске за разбой.

И Ковалева, и Турчанинов в один голос утверждают, первое: меченые деньги и наркотик были им подброшены; второе: при проведении обыска их квартиры были ограблены. Причем у Турчанинова, по его словам, фондовцы взяли ношеную майку, причем понятой ее прямо при Турчанинове и надел.

Теперь внимание: о подбросах и воровстве заявляют почти все посаженные фондом. После событий в РЦ заявления валом пошли в УВД...

ЧТО ЖЕ ВСЕ ЭТО ТАКОЕ?![B]

Евгений Турчанинов:
- Объединились бывшие уголовники. Вместе с работниками милиции грабят людей, причем ограбленный еще и попадает в тюрьму. Приходят к вам ночью, звонят в дверь. А дальше, как в НКВД...

ОТ РЕДАКЦИИ:
Высказывания такого плана, как у Е. Турчанинова и В. Ширяева, открыто звучат сегодня на екатеринбургском ТВ. Однако мнение «КП» и ее автора не совпадает с мнением героев: ОПГ организацию может назвать только суд.

[B]Начальник управления собственной безопасности ГУВД Свердловской области Виктор ШИРЯЕВ:
- Фонд «Город без наркотиков» - это организованная преступная группа, созданная при попустительстве милиции. И мы, милиция, еще очень пожалеем, что выкормили эту змею у себя на груди.

Заявление в прокуратуру

28 октября в гостиничный номер корреспондента «Комсомольской правды» принесли фотографии, на которых запечатлены пытки неизвестных людей.

Человек, который дал нам фотографии, утверждал, что глумящиеся над людьми молодчики - сотрудники фонда «Город без наркотиков».

Прошу установить, кто эти люди, и возбудить по фактам пыток уголовное дело.

Ксерокопии снимков переданы мной в ОРБ ГУ МВД по Уральскому округу.
---------

Окончание следует, но и этой статьи с лихвой хватит смыть всю ту ложь, которую наворотили вокруг фонда. Я надеюсь прокуратура рассмотрит заявление и Ройзман с Кабановым будут смотреть на небо в клеточку.
0 x

Егор
Сообщения: 8
Зарегистрирован: Ср окт 06, 2004 9:50 pm

Сообщение Егор » Пт окт 08, 2004 9:46 pm

Организованное преступное сообщество «Уралмаш» появилось в Екатеринбурге в конце 80-х. Уралмаш - это рабочий район; парни собирали дань с палаток. Потом был передел: «уралмаши» стерли с лица земли «центр», «афганцев» и «синих». Известная «банда Курдюмова» - это «боевка», группа киллеров «Уралмаша». 94-й год: горы трупов, выстрелы по РУБОПу и правительству области из гранатомета (в РУБОПе вышибло целый этаж; снаряд попал аккурат в ту комнату, где опера по вечерам смотрели видео).

Друг друга и свою организацию «уралмаши» зовут «семья». Выйти из «семьи» нельзя. Не убивают, но раздевают догола. На предприятиях «Уралмаша» (их восемьсот) железная дисциплина. Опоздание - штраф. Неявка члена ОПС на футбол («Уралмаш» - за здоровый образ жизни) - штраф. Причем прийти болеть за члена должны родственники: и бабка, и внучка, и жучка...

Бюджет «Уралмаша» сравним с бюджетом Свердловской области. Структура трапециевидная: во главе не один лидер, а пять; если одного убивают, на его место выдвигается кто-то из «авторитетов»: люди меняют друг друга, как зубы у акулы. Убоповцы говорят: в России мало группировок, структурированных так по-умному. А на Западе такой была сицилийская мафия, знаменитый «спрут» города Палермо.

Политические амбиции

Жителям Свердловска известно: у людей, составляющих ныне общественно-промышленный союз (ОПС) «Уралмаш», трепетные отношения с политикой и популярностью. С 96-го года в УБОПе хранится желтенькая листовка. «Граждане! Голосуйте за нашего земляка Бориса Ельцина!» Подписи заставляли уральцев плакать: Александр Хабаров (привлекался за рэкет, осужден не был; ныне лидер ОПС), Александр Куковякин (трижды судимый, ныне депутат Облдумы)...

В 97-м Хабаров привез голодающим метростроевцам мешок денег. В 99-м зарегистрировался ОПС. Годовщину союза показывали по ТВ. Банкетный зал, лидеры богатейших предприятий области и музыка: «Эх-ма, Колыма: восемь месяцев - тюрьма»...

- С 96-го года, - говорит зам. начальника УБОПа Свердловской области Сергей Васильев, - Хабаров пытался выбираться в Госдуму: были довыборы по какому-то округу. Проиграл, и вот под выборы 99-го они раскрутили фонд: Хабаров сам ездил стоять в Цыганский поселок. Мы и предположили: фонд - это политический трамплин. Создан для удовлетворения хабаровских амбиций.

Хабаров продул и во второй раз; в данный момент Александр Алексеевич баллотируется на пост мэра Екатеринбурга. Когда я была в городе, его показали по ТВ: Хабаров должен был сказать, что вместо сбора подписей внесет избирательный залог. Александр Алексеевич сказал: «Я не буду собирать подпися...» Город дохнет со смеху.

«Голубой епископ»

- Видимо, они поняли, - говорит Васильев. - И в этот раз в Госдуму пошел Ройзман.

Я возразила: если раньше Евгений Вадимович вроде не отрицал, что принадлежит к «Уралмашу», то теперь он говорит, что никогда в ОПС не входил.

(От редакции: мы не публикуем своего мнения, является Ройзман членом ОПС или нет. Мы даем обе версии: УБОПа и самого героя.)

УБОП ответил, что даже «Известия» как-то написали: «Евгений Ройзман... строил под крылом уралмашевской ОПГ свою ювелирную империю».

Я вспомнила, как вообще представляли Ройзмана фильмы и статьи: «Поэт, историк; в университете изучают его труды, владелец единственного в мире музея «Невьянская икона»... Убоповцы смеялись.

- Историк: окончил истфак. А сколько учился - ему и самому сказать стыдно! С 1985-го по 2003 год! Что икона - да. Владелец уникальной коллекции невьянской иконы и очень интересуется вологодской.

Кстати, безотносительно: выходили тут на нас коллеги из Вологды. Трещат у них иконы-то...

До фонда (писали СМИ) Ройзман уже участвовал в одной публичной акции. Вместе с товарищем снимал «с должности» епископа Екатеринбургского Никона. В 99-м году иерарха обвинили в гомосексуализме. Ройзман рвал рубашку на груди и кричал: «Ладно, я - иудей, но вы, православные, как можете целовать руку у пидораса?» Теперь говорят, дело было не в гомосексуализме...

«Комсомолка» тогда помогла снять Никона. Я, Ульяна Скойбеда, написала о скандале статью «Как преосвященнейший Никон отвращал паству от Бога содомским грехом» («КП» от 7.05.99); фотографию «голубого» епископа мы поместили на обложке. В Екатеринбурге «верующие» обложку отксерили и, наклеив ее на голубые шарики, прошли крестным ходом и отпустили шарики в небо... Епископа отправили в монастырь.

- Пиарщики, - грустно улыбаются милиционеры, - у них сильные...

Великая мистификация?

Вы скажете: какая разница, кто и зачем лечит наркоманов, если он их лечит? В том и суть.

Александр Платонов - старший опер ОРБ. Это он руководил операциями в фондовских РЦ.

- Я разослал запросы всем реабилитантам, которых удалось установить. Мне пришло сто три ответа. Ни один человек не сказал, что после фонда перестал колоться.

Чего? Откуда же: «излечившихся - 85 процентов»?

- Вот и мы их спрашивали, - Эдгар Далевский, президент «антиройзмановского» фонда, - откуда они взяли 85 процентов. Сколько раз я предлагал: положим двадцать человек, через год выпустим, еще через год проверим... Категорически отказывались.

Главный нарколог области Юрий Ружников:

- Я не знаю ничего, что подтверждало бы цифры фонда. Если бы они были правдой, фонду давно бы дали Нобелевскую премию.

Что - МИСТИФИКАЦИЯ?! Но о процентах фонда с полной уверенностью писали центральные газеты страны!

Я вопила от негодования, и тогда меня спросили: «А вы хоть знаете, за что Ройзман сидел?»

А сидел Евгений Вадимович (помимо кражи) за неоднократное мошенничество.

Странный город

Историй подобного плана много. Пример: наркоман выступает по ТВ, что наркотик ему продает начальник одного из ОБНОНов Назир Салимов; на следующий день к Салимову прибегает мать наркомана: рассказывает, что фондовцы поймали парня, положили ему в карман героин и сказали: «Не дашь интервью - сядешь за сбыт». Сам мальчик говорит, что Салимова не знает (милиционер подал в суд; до этого по фондовским обвинениям он судился три раза, три раза выигрывал).

Екатеринбург - странный город. Здесь часто встречаются организации, делающие пиар из воздуха. Недавно «КП» писала о местном объединении «Сутяжник»: чтобы о них говорили, правозащитники сами топили мышку и сами подавали иск о жестоком обращении с животными...

Не могу отказать себе в удовольствии: еще пример. Из напечатанной Ройзманом предвыборной газеты: «Екатеринбург - единственный город в России, где за последние годы не увеличивается количество наркоманов».


Мы попросили прокомментировать ситуацию с «Городом без наркотиков» администрацию Свердловской области. Сотрудники пресс-службы ответили: «А какое отношение имеет к нам фонд?» Председатель комиссии, в которую входит фонд, времени встретиться с «КП» не нашел.



Главный нарколог Ружников:

- Количество наркоманов в Екатеринбурге уменьшается, но уменьшается по всей России. И там, где нет фонда «Город без наркотиков», количество наркоманов уменьшается тоже.

Бессилие силовиков

Случай, когда общественная организация боролась с наркотиками, а потом была заподозрена во всяких мерзостях, в России не первый. 29 января 2002 года в «КП» вышла статья «Плюмбум Наполеонович Хлестаков». Ветераны Афганистана «лечили» от наркотиков город в Ленинградской области. Главного ветерана носили на руках, а потом выяснилось, что он взял под контроль наркооборот и истязал наркоманов.

Еще раньше «Комсомолка» писала об орской организации «Рубеж» («Молодые ветераны чеченской войны наводят в Орске «русский порядок», «КП» от 11.03.00). Ветераны обнаглели настолько, что взяли корреспондента с собой в рейд: при нем втыкали шприцы в наркоманов. После того как фотографии были опубликованы, в Орске возбудили уголовное дело, лидера организации посадили. В Ленинграде дело возбудили без помощи нашей газеты; в итоге главаря посадили тоже.

В Екатеринбурге нашу ленинградскую заметку вырезали и принесли начальнику Главного управления МВД по Уральскому округу генерал-лейтенанту Красникову. Долгими зимними вечерами генералы читали ее...

Почему для возбуждения уголовных дел милиционерам нужны газеты? Почему (если «Город без наркотиков» таков, как о нем говорят) уральские органы четыре года терпели фонд?

Милиционеры утверждают: они не терпели, но дела, где «светился» фонд, как-то затухали (пример: в квартиру, где сидят десять таджиков, врываются люди; кричат, что они - «Город без наркотиков», таджиков бьют; особенно бьют некоего Абдерахмонова, который и умирает. В наличии труп и десять свидетелей; фондовцы говорят, что это не они; опознание не проводится. Почему не проводится? «Так это ж фонд...» Убийцы не установлены. - Авт.).

Сложилась парадоксальная ситуация, когда российские законы в отношении фонда вроде не действовали. Держать людей в наручниках нельзя, а фонд держал, и это крутили по ТВ. Чуть не в каждом бюллетене фонд писал: «подлые таджики» и «Торговля наркотиками - государственный бизнес Республики Таджикистан. Чтоб они, сволочи, все сгнили в тюрьме» (бюллетень за сентябрь 2002 года). Уголовное дело о разжигании межнациональной розни пытались возбудить посол Таджикистана и председатель еврейского (!) национального меньшинства области; прокуратура дело не возбудила.

Вообще я догадываюсь, почему в августе органам вдруг дали команду «валить» фонд. Свалить хотели Росселя (в сентябре в Свердловске были выборы губернатора). Свалить Росселя не удалось.

Герои нашего времени

...Я хочу, чтобы вы знали: в екатеринбургской истории я НЕ на стороне милиции. Милиция здесь проявила себя во всей своей красе. Это надо же: радостно переложить на гражданских лиц обязанность ловить преступников - основную милицейскую обязанность. И то, что фондовцам приходилось уговаривать милиционеров «поработать», позор.

Мало того, я считаю, что вообще во всем, что произошло и в Ленинграде, и в Орске, и в Екатеринбурге, виновато МВД. Плохо работало. Чуть не поощряло наркоторговлю. Довело проблему черт знает до чего. ЗАКОНОМЕРНО, что появились желающие взять милицейские обязанности на себя, и ЗАКОНОМЕРНО, что общество кинулось носить их на руках.

Я также не отрицаю, что за четыре года «Город без наркотиков» сделал много хорошего. Кого-то вылечил. Кого-то (а скорее большинство) посадил справедливо. И нечестных ментов фонд обличал справедливо.

Обязанность журналиста - быть объективным; поэтому, собрав рассказы обиженных и оскорбленных, я хотела услышать, что думает фонд. Я пошла к Ройзману, а он...: «Я не буду давать тебе интервью, потому что ты была в милиции; я спас свой город, а ты собираешься написать подлость». Возможности проверить информацию Евгений лишил меня сам.

На всякий случай: приведенные в статье мнения людей - это не мнение газеты, а мнения людей. И прошу рассказы воспринимать именно как рассказы. Может, екатеринбуржцы сговорились клеветать на фонд! Вот когда семь возбужденных против фонда уголовных дел расследуют, будет суд... Кстати, могу предположить: если Ройзман таки пройдет в Госдуму, все дела будут закрыты. Зато тогда мы точно узнаем, являются ли робин гуды здоровой движущей силой нашего общества.

...Подъезд, в котором живет отец убитого наркомана Ильи Букатина, усыпан листовками. На них написано: «ЕвГЕний РОЙзман - герой нашего города». Каждый день, идя на работу, Александр Букатин топчет листовки ногами.

А я все думаю: может, такой и есть у нашего времени герой?
0 x

ХулиGun
Сообщения: 208
Зарегистрирован: Пн янв 12, 2004 4:59 pm

Сообщение ХулиGun » Пт окт 08, 2004 9:56 pm

ЗНАЧИЦЦА ТАК.
С ситуацией в екатеринбурге знаком.
Как персона, максимально приближенная географически к уралу(у меня там родственник один живет) , поясняю:

екабург - точка транзита. через него почти весь траффик идет с азии на запад.
транзит и торговля - один из старых источников дохода для уралмашевцев. или кто-то тут думает, что на одном рэкете можно областной бюджет обогнать?
одной из главных целей создания фонда (кроме политики) была борьба с конкурентами на розничном рынке.
перетряхнуть, устаканить и подмять под себя рынок.
просто всё как два байта....

а наркоманов ломают там жестко. это да. тока результативность такой терапии далеко не 80 из 100.
потому как фиолетово братве - будет чел дюзгаться потом или нет.
для отвода глаз и подъема пыли все их реабилитационные центры. авторитетно заявляю.

жесткие расклады на урале были....
сейчас там вроде поутихло всё - так это просто уралмашевцы порядки свои на рынке навели. достигли целей - и успокоились.

я вижу это так.
0 x
БАН ПРОЙДЁТ,А МОДЕРАТОР КАК БЫЛ ПРОКЛАДКОЙ ТАК И ОСТАНЕТСЯ.

Аватара пользователя
Григорий
Сообщения: 2766
Зарегистрирован: Ср апр 21, 2004 8:56 am
Откуда: СПб
Контактная информация:

Сообщение Григорий » Вс окт 10, 2004 11:41 am

Егор писал(а):Григорий у меня сложилось о тебе мнения, что ты человек который незнает некогда проблем, за тебя или их ктото решает или ты сам себе некогда их неделал. Ты живеш на всем готовом, тебе хорошо, и все а то что происходит с другими ии воопще в целом, ты даже об этом и незадумываешся, у тебя американский взгляд на мир.


Не знаю какой у меня взгляд на жизнь, но вот что мне кажется:
Типично по-русски молодым людям не быть готовым к взрослой жизни. Свои проблемы надо решать самому и без трёпа:"ОЙ, мама, у меня голова болит, завтра на работу не пойду...",. Задолбали нытики! Разруха не сортирах, а в головах. И наводить порядок надо с себя.
И, знаешь, когда хочется ноутбук или новый мобильник, о спасении мира не задумываешься особенно. Никогда не бывал в положении, когда ведёшь девушку в кафе и про себя денежки считаешь, хватит ли оплатить счёт? А вот чтобы заработать на жизнь лично мне приходилось работать на множестве шабашек, о которых я вспоминаю с благодарностью. Они меня многому научили .
А последнее твоё,Егор, сообщение ,кроме ремарки обо мне, я читать не стал. И хочется задать вопрос:" А что ты сделал, чтобы изменить такую ситуацию?"
Жалеть можно бездомных собак, а людям надо помогать.
0 x
Жизнь-это большая ,медленная река...

Егор
Сообщения: 8
Зарегистрирован: Ср окт 06, 2004 9:50 pm

Сообщение Егор » Ср окт 13, 2004 1:15 pm

Григорий ты вообще нечего непонимаеш....
0 x


Вернуться в «Зеленогорские разговоры»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и 7 гостей