Зеленогорск
 Литература 
Terijoki

Екатерина Кириллова, Инга Комлякова

Семнадцать мгновений зимы или С Новым Годом!




- Ну.

- Что ну? - спросил усталый директор школы.

- Ой... - тяжелый вздох. Ученица явно затосковала.

- Содержательный у нас с тобой разговор получается, не правда ли?

- Ну.

- Послушай, ты же умная девочка!

Ученица уставилась в потолок.

- Хорошо, иди. Потом поговорим.

Ученица, шаркая, пошла к выходу, взялась за ручку двери, поскользнулась и с грохотом выкатилась в коридор.

- А получится разговор-то? Хоть когда-нибудь? Если даже учесть, что и умная девочка?

Школьный коридор был пуст и грязен. Дежурный в углу что-то запихивал в мусорное ведро.

- А знаешь, все еще будет! ( запела во все горло ученица. Эхо в коридоре подхватило и замерло где-то под пыльным плафоном. ( И еще меня на рассвете... зубы твои разбудят!!!

Итак, вторая четверть учебного года со всеми тому прилагающимися принадлежностями, то есть: двойками и пятерками, замечаниями и родительскими собраниями, ну и так далее, началась.

А еще так получилось, а получается это раз на тысячу лет, собрался воедино коллектив - 10 "а" класс - потрясающих тридцать ребят. И все тридцать как-то по непонятным для многих причинам любили думать, выдумывать, придумывать, задумывать и тем самым как-то очень выделялись. Факт - было в этом во всем что-то неординарное. Но суть не в этом. А в чем суть я и сам не знаю.

ГЛАВА 1.

"Снег неделю подряд...
И не знаю откуда,
Через хлопья снежинок,
Издалека,
Вдруг возникло нечаянно
Предчувствие чуда,
Голубое, воздушное,
Как облака!

Катька!!! Снег идет!.. Я не могу - это просто сказка! И мороз! И настоящая зима! Ты представляешь?! И скоро, совсем скоро Новый год, он будет совсем Новый, совсем юный, будет много-много смеха, счастья, улыбок, поцелуев, пожеланий, радости, шоколадок, хлопушек, снега и всего самого-самого, что может быть в жизни человека!

И еще! Я знаю, в этот Новый год будет много-много Любви - самого святого и самого искреннего, самого чистого и интимного, самого невыразимого, но понятного каждому влюбленному... Правда? И все, что мы загадаем в полночь 31 декабря - непременно сбудется.

1985 год будет одним из самых счастливых в нашей жизни! И мы будем часто-часто вспоминать все, что свяжет нас с ним уже совсем - совсем скоро".

"С тоски помрешь на этой математике", - подумала Катька, рисуя чертиков в тетрадке. "Письмо что ли Лаптевой написать?" Выдрала лист из тетради по алгебре, подумала и начала: "Привет, Ленка! У нас наискучнейшая алгебра, в которой я ни фига не понимаю..." - больше ничего в голову не приходило. Уставилась в окно. На улице было мокро и неуютно, хлопьями падал снег и тут же таял, смешиваясь с грязью. Голые, плачущие ветки качались на промозглом ветру. Катька повернулась к своей соседке, подруге с седьмого класса, Комячевой Инге. Та также ни черта не смыслила в точных науках, в тетради под какой-то формулой быстро рисовала карикатуру на учителя математики, директора школы Алину Андреевну Аверьянову. В тетради получился этакий жандарм в юбке, на тонких ногах. Алина Андреевна имела обыкновение носить строгий ярко-красный костюм с двумя рядами золотых пуговиц на пиджаке. Только по праздникам одевала она строгое темно-синее платье, что делало ее еще более сухой, поджарой и властной. Карикатура получилась смехосшибательная. Рассматривая нарождающиеся раз в пять минут карикатуры, девчонки всегда могли занять свое вынужденное безделье. Так они всегда развлекались на контрольных у Алины, пока шпору отличники с первых рядов не пришлют.

Радостные эмоции Катька выражала шумно и не удивилась, когда Алина Андреевна остановилась у парты подруг и громко торжественно призналась: "Ну, может, я и дура!" Шилова нехотя подняла глаза на учителя - Алина обращалась, к счастью, не к ней: "Ну, может, я и дура, но кого я взяла в десятый класс?!" По рядам пронесся сдавленный смешок. Ингуха толкнула подругу локтем, кивнув головой назад. Катька обернулась: сидящий сзади Лешка Касатонов, бормоча ругательства себе под нос, грозил кулаком кому-то за окном. "Ну и что?" - удивленно спросила Ингуху Катька, - "Может там Витька Яксов пробегает!" Ингуся сочувственно посмотрела на нее: "Дура, какой Яксов! Второй этаж!!!" Шилова тут же язвительно окликнула Леху: "Касатонов, ты чего? С ума сошел?" Леха, маленький Леха Касатонов, возмущенно оправдывался: "Птица! Сидит и смотрит! Нагло так смотрит. Писать контрольную мешает мне!" За окном, с явным любопытством, склонив головку на бок, наблюдал за Лехой голубь сизокрылый.

Леха еще хуже, если это, конечно, возможно, знал алгебру по сравнению с Ингой и Катькой. И Алина Андреевна принялась читать Касатонову мораль, не опасаясь отнять у него время на решение задач. Но это было уже не интересно.

- А ведь Новый год скоро, - мечтательно сказала Катька. - Ровно 17 дней, 12 часов, 40 минут осталось!

- А секунд сколько? - улыбнулась Ингуха.

- Пятьдесят! - с готовностью посмотрев на часы, отрапортовала Катька.- Может, сценарий какой-нибудь накатаем?

Ингуха, покрутив челку и помедлив, отвергла предложение:

- Да ну, опять бандиты, стрельба, проститутки... Надоело!

- Ну, можно что-нибудь другое. Сказок мы еще не писали. Бабки-ежки, лешие, черти... Фольклор другими словами.

- Что-нибудь новогоднее! - оживилась Ингуся - Этакий сказочный детективчик!

- Жалко, все, что мы делаем, можно читать, но нельзя видеть... - вздохнула Катька.

- Почему! - Ингусины глаза загорелись - Почему бы не сделать спектакль?

- Но учителей в живую играть не заставишь! Иди, предложи Алине роль снегурочки! Завтра будешь знатной ПТУшницей!

- Учителей можно обыграть самим. Слушай... - и Инга наклонилась к Катьке и зашептала что-то ей на ухо.



© Екатерина Кириллова, Инга Комлякова 2002
© Публикация terijoki.spb.ru 2002


На главную страницу

Rambler's Top100 page counter


© TAG Ltd., 2000,2001